• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: фрагменты (список заголовков)
14:47 

Казнь Риллори Манха

Миром правит справедливость.
Этот фрагмент ужасен. Но записать его было необходимо, как необходимо будет его потом переписать.

читать дальше

@темы: Фрагменты

18:08 

А что такое эфир?

Миром правит справедливость.
Обмелевший оазис, некогда бывший большим озером, а ныне ставший грязной лужей, поблёскивал под солнечными лучами. Над водой печально склонилась ланни (схизоневра – древний гигантский хвощ). В её тени сидела не менее печальная Силнаам и что-то рисовала веточкой на песке. Ианэ стоял рядом и молча наблюдал за ней. Вдруг откуда-то послышались приглушённые удары. Сил скорее удивлённо, чем испуганно, вскинула голову и поглядела сначала на Ианэ, а потом в ту сторону, откуда доносился звук. Она встала на ноги, бросив веточку, которую только что теребила, неотрывно глядя на большой песчаный бархан с другой стороны оазиса, за которым, похоже, находился источник шума.
Вдруг из-за него показался – сначала часть, а потом полностью – тёмный силуэт прямоходящего ящера, метров семи-восьми в высоту, с огромным хвостом, мощными ногами, головой в форме кирпича и такими крошечными для его размеров передними конечностями, что их было даже трудно разглядеть. Тираннозавр. Он направлялся куда-то вглубь пустыни.
- Что он тут забыл? – встревожено спросила девушка дождавшись, когда тот окончательно пропал из виду.
Ианэ провожал динозавра эфирным зрением до тех пор, пока он не скрылся за очередным барханом. Потом юноша несколько раз моргнул и эфирное зрение пропало. Ещё какое-то время гулкие шаги были слышны, но потом стихли.
- Он… - начал Ианэ, собирая в мыслях всё, что успел увидеть, - был очень стар. И, кажется, уставший, очень уставший. Он идёт в пустыню умирать.
- Умирать? – удивилась Силнаам.
- Да. Разве мимо вашего оазиса не проходят динозавры?
- Проходят и довольно часто. Напиться или обожрать последние ланни, но эти… - она поглядела туда, где недавно скрылся силуэт тираннозавра, - никогда прежде.
- Ты просто не видела. Многие динозавры уходят в пустыню и приходят из неё. И это не только караваны.
Сил немного помолчала, а потом спросила:
- А как ты понял, что он старый и усталый? Он же был так далеко. Это какие-то приёмчики творцов?
- Ну и слово ты подобрала! – с лёгкой обидой сказал Ианэ, - Это эфирное зрение. Любой может научиться, если захочет.
- Неправда, - ответила подруга, очень серьёзно на него поглядев, - Я хочу научиться, но не могу.
Ианэ тяжело вздохнул.
- Я же сказал, что не могу учить, этому надо поучиться у настоящих творцов, - ответил юноша,- …или разрушителей, - добавил он чуть погодя.
- Хм… А что такое эфир?
Он поглядел на неё с нескрываемым удивлением:
- Ты что, не знаешь?
- Ну, что-то вроде слышала, но толком нет.
- Эх, ну… как бы тебе объяснить… Этим словом много вещей называют. Но, главное, конечно, его значение – общее планетарное поле созидательной энергии. Так мне, во всяком случае, в Эйкосе говорили. Только не спрашивай меня, что такое созидательная энергия!
- Я не настолько невежественна! – Сил почти обиделась, - Это всё сущее, энергия жизни, то, что даёт и поддерживает всякую жизнь. Прана. Так ведь?
- Да. Прана, жизненная сила – называй, как хочешь. В Эйкосе было принято называть её созидательной энергией.
- И что же? Эфир – это место, откуда она берётся?
- И да, и нет. Эфир – это не место. Это своеобразное измерение. Тонкий план, объединяющий все остальные. Всего планов много, тела человека располагаются на первых семи, по мере повышения… эм, как бы назвать… «тонкости».
- Тонкости?
- Да, что-то вроде того. Ну, первый план – это материя, наше материальное тело самое плотное и первое из семи, оно и располагается на первом слое, остальные шесть – тонкие тела, они как бы «надеты» друг на друга.
- Они, как оболочки?
- Нет, они не полые, если ты об этом. Одно тело находится над другим, но не обволакивает его, а существует в том же месте, но на более тонком уровне.
- Хм, не очень себе представляю, но, давай, рассказывай дальше! - она уселась на корточки и устремила на него неподдельно любознательный взгляд тёмных блестящих глаз.
- Эфир – это вся энергия, которая есть у планеты и которая не зафиксирована в материальной форме, - продолжал Ианэ, - Проще говоря, это всё, кроме самой материи. Хотя материя тоже неразрывно связана с эфиром, однако она не слита с ним, грань между материей и эфиром самая чёткая. В эфире есть и разрушительная энергия, а у разрушительной, в отличие от созидательной, которая везде одинаковая, бывает множество подвидов. Так что всего не перечислишь. Эфир повсюду, из него в человека поступает жизненная энергия. Если человек окажется в открытом космосе – Космос его сохрани! – он сделал эффектную паузу, чтоб Сил оценила каламбур, но она не обратила на это внимание, так что он продолжил, - то, даже, если каким-нибудь образом для него создадут условия физического пребывания, он не сможет там выжить, потому что там не будет эфира, и рано или поздно, созидательная энергия в нём кончится, а новую черпать будет неоткуда.
- Что совсем-совсем? – Сил удивлённо подняла брови.
- Ну, откровенно говоря, не знаю точно. Учёные спорят о том, насколько дальше физических границ планеты распространяется её эфир, доподлинно это не известно. Ну, ещё говорят, что есть якобы какой-то межпланетный эфир, но служит он, главным образом, для передачи информации. Хотя, такие большие масштабы никто не изучал.
- А, если человек окажется на какой-нибудь другой планете? Там-то есть эфир.
- Конечно, у любой планеты или звезды есть эфир. Но человек – существо земное, и он может взаимодействовать только с земным эфиром.
Сил молчала глядя в землю и старательно переваривала полученную информацию. Ианэ воспользовался возможностью отдохнуть от разговора. Но это длилось недолго, вскоре любопытная ко всему Силнаам стала спрашивать снова:
- А как же энергия поступает в человека?
- Эх, ну она… - Ианэ стал мучительно вспоминать лекции Наставника Оададжа, - Это можно сравнить с тем, как кровь обогащается кислородом… Ты ведь знаешь, как кро…? – он недоговорил, потому что по глазам его подруги можно было ясно прочесть, что она не знает, - Ну, конечно, откуда тебе знать… - рассеяно проговорил парень, - Ну, в общем в лёгких есть такие специальные трубки для воздуха, - он водил пальцем по своей груди, чтоб показать наглядно, - они разветвляются на много-много крупных, а потом всё более мелких трубочек. На уровне самых крохотных происходит обмен. Тебе ясно?
- Да. А как оно связано с тем, как человек получает энергию?
Ианэ грустно вздохнул.
- Я уже говорил, что тела человека расположены на разных планах по мере убывания их плотности. Человек получает энергию на уровне самого тонкого тела – седьмого, оттуда она распространяется по всем остальным. Поняла?
- Ага. А при чём тут трубочки в лёгких?
Ианэ устало потёр висок.
- Забудь.

Тень от ланни переместилась к воде. Силнаам переползла к другому дереву, усевшись под ним, она стала не глядя подбирать мелкие камешки в песке и швырять их в водоём, наблюдая за тем, как по ровной глади расползаются круги. Ианэ, обрадовавшись, что отдохнёт от расспросов, улёгся на песок и, сняв сандалии, положил ноги на мокрый берег озерца. Какое-то время он просто загорал под испепеляющим солнцем пустыни, позволяя воде вяло лизать его пятки. Но вскоре он почувствовал, что ему на лицо сыплются песчинки.
- А? Что? – произнёс он, пробудившись от дремотных сновидений.
- Ты уснул очень крепко, - донёсся до него голос Силнаам.
Ианэ сел и тут же стал тереть сильно слезящиеся от попавшего песка глаза.
- Сил, необязательно было так делать…
- Я хочу кое-что узнать, - невозмутимо сказала ему девушка.
- Что ещё? – спросил он, энергично моргая левым глазом.
- Я так и не пойму, как ты столько всего узнал о том динозавре.
- Ох… - вздохнул он, выцарапывая последнюю песчинку, - Это не так-то просто. Ты, думаю, и сама понимаешь, что глядеть на мир эфирным зрением – значит видеть эфир. Не всё, конечно, но самое основное. Через эфир можно увидеть то, что человек - ну или какое-то ещё существо – чувствует. Тоже далеко не всё, однако кое-что. Обычно это видно в фоне эфира вокруг него: там эмоции отражаются, как цвета. Но цвета у всех свои. Зелёный у кого-то обозначает печаль, а у кого-то – радость. Но не всегда только цвета видишь, бывает так, что фон похож на небо – непонятные узоры, какие-то размытые или, наоборот, чёткие знаки, переливы цветов, их быстрая перемена, несколько переплетённых между собой цветов, в переплетении которых тоже какой-то узор, и это ещё не всё, это лишь то, что лежит на поверхности. К эфиру можно подключить не только зрение, но и другие органы чувств, тогда можно будет услышать что-нибудь, почувствовать кожей и на языке. Один из учителей Эйкоса говорил, что эфир поёт. Ну, это неважно. Короче говоря, читать знаки эфира очень трудно, но немножко можно. Вот, я и прочитал эфир вокруг того хищника.
- Ты увидел его тонкие тела? Все шесть?
- Да. Только у динозавров помимо физического только четыре тонких тела.
- Правда? Почему?
- Не знаю, так они устроены. У некоторых других существ – три тонких тела, у растений их всего два.
- Очень странно… А те цвета в эфире – это аура?
- Нет. Аура бывает только у разрушителей и тех, кто плохо связан с эфиром. Когда энергия поступает очень плохо, человек сам себе создаёт… Ну, что-то вроде микроклимата. Это позволяет терпеть недостатки жизненной силы, но при этом и создаёт дополнительное препятствие. Избавиться от «наросшей» ауры очень трудно.
- То есть, у нормальных людей ауры нету?
- Нету, можно лишь увидеть то, как он влияет на эфир – цвета и узоры.
- А может быть так, что нет никаких цветов и узоров?
- Да, конечно. Это просто означает, что человек сейчас спокоен. В глубоком покое мы особенно сильно связаны с эфиром.
Силнаам снова помолчала, а потом вдруг спросила:
- Ианэ, а я бы могла стать творцом?
Он поглядел на неё странным взглядом. Действительно, а какой был бы из Сил творец? Наверное, что-то вроде Анны или Оададжа… Силнаам от природы была очень темпераментным человеком, и иногда слишком уж агрессивной. Творец из неё, такой, какая она есть сейчас, пожалуй, не получится. Ей придётся менять себя. «А я? – подумал вдруг Ианэ – Из меня-то какой творец? Я ведь специально ушёл из Эйкоса, чтобы это понять. А стану ли я настоящим творцом? Время покажет» .
- Сил, - начал Ианэ, слегка смутившись, - А почему ты и твоя семья до сих пор позволяете мне жить с вами?
- Не надо ходить за водой, - ответила Силнаам со свойственной ей непосредственностью.

@темы: Фрагменты

15:22 

Письмо в Эйкос

Миром правит справедливость.
Дорогие друзья! Пишу никому конкретно и всем сразу.

Вы, может, осудите меня за то, что я на свой страх и риск решила написать это письмо. Не волнуйтесь, я сделаю так, чтоб его не перехватили по дороге.

Сейчас я живу в Хиггеракхте. Здесь очень здорово! Тут тёплый влажный климат и часто идут дожди. Момны от этого вырастают до неба. С тех пор, как я последний раз была здесь, в этом городе всё переменилось. Зданий на земле почти не осталось: после нескольких особо сильных наводнений почти всё перенесли на деревья. Мой дом тоже на дереве! Я жила в корадитовой роще до тех пор, пока мой дом не затопило после сильного ливня. Пришлось переселяться. Поначалу мне было трудно привыкнуть к такой высоте, но потом мне это стало нравится. Недавно в город пришло семейство диплодоков с караваном. Привезли много занятных вещиц из государства джефов, приехало куча народу. Диплодоки оказались прекрасными собеседниками, правда, психология у них своя, но общаться через эфир с ними довольно интересно.
Народ здесь замечательный! Все такие приветливые и доброжелательные. У меня тут появилось много друзей и знакомых. С местными не соскучишься: гураммы большие весельчаки и знают шутки ко всем случаям жизни. Но с ними нужно держать ухо востро, ведь они обожают отпускать колкие шуточки в адрес приезжих. Я всегда стараюсь не давать им повода. Впрочем, это их не останавливает. Но я не обижаюсь.
Миротворцы в город не наведывались и, похоже, вообще потеряли мой след. Но я знаю, что это ненадолго и что рано или поздно мне придётся уходить из Хиггеракхта.
читать дальше

@темы: Фрагменты

19:43 

Первый снег

Миром правит справедливость.
Я ещё не написала пролог. Увы, прологи всегда - очень нудная и скучная вещь. Пролог, на то и пролог, что существует для ознакомления. Но без него придётся туго, особенно в отношении названий, географии и минувших, ещё до начала сказки, событий. Но пока его нет, конечно, только моё упущение в том, что что-то в тексте может быть непонятно.
Я вообще только провожу пробу, так сказать, опыт, вполне может быть, что эти же события я могу переписать от начала и до конца. А если даже и не так, то я точно буду этот текст редактировать. Мне, честно говоря, поначалу не очень хотелось выкладывать это тут, но текст этот едва ли кто прочитает, так что я думаю, что ничего не теряю.


читать дальше

@темы: Фрагменты

17:15 

Триас и его народ.

Миром правит справедливость.
В те далёкие-предалёкие времена на земле было шесть рас. Здесь краткий обзор по ним.

Здесь много-много букв,
одни лишь тут слова,
не нажимай мой друг:
закружится голова.

@темы: Фрагменты

23:25 

Вечер перед битвой.

Миром правит справедливость.
«Первым был Бог Шелор. Он – владыка земли и воды, живых существ и растений, обитающих среди них. Долго наблюдая из сердца земли за миром, Им сотворённым, Он размышлял о том, чего там не хватает. Стремясь к бесконечному совершенствованию, Шелор создавал новых и новых тварей, менял старых, а потом вновь возвращал предыдущие формы, но не мог достигнуть того, чего хотел Он.
И вот, как-то раз от негодования Он выплеснул на землю из моря несколько камней и омыл их морской пеной. Потом оставил их лежать, будто бы позабыв. Но Шелор не забыл. Обратив свой взор к другим краям своего царства, Он втайне наблюдал за этими выплеснутыми из моря камнями, ибо в них с морской пеной вложил Он такой разум, какой не свойственен был другим Его созданиям. Таким образом Он создал новую форму жизни.
Веками лежали камни и омывались морем. Они наблюдали и размышляли, подобно самому Шелору, но не могли сдвинуться с места, ибо были они недвижными камнями. Но в том и был великий замысел Бога – заставить свои творения самостоятельно научиться жить и совершенствоваться. Но камни были мертвы, а думы их были обращены к живым творениям Шелора. Камни наполнились завистью и болью: сами они не могли ходить, бегать, пить и есть, а могли лишь молча наблюдать за этим. Ненависть выросла из зависти, но она-то и заставила камни действовать. Размышляли они долго, но их ум позволил им начать учиться ходить. Годы и столетия пытались камни ходить, они меняли себя, в надежде суметь это делать. И вот, однажды один из камней встал на одну ногу. С одной ногой передвигаться было нелегко, но и это был великий подвиг. И радовался в душе Бог, ибо Его замысел удался. После же и другие камни стали вставать. Передвигались они медленно и редко, обычно они просто стояли, как истуканы, подчиняясь своей каменной природе, а когда душа их воспевала, либо зависть к быстроногим живым тварям разгоралась в них, они начинали ходить.
У каждого было по одной ноге, до тех пор, пока не случилось вот что: самый медленный камень долго-долго стоял на своей одной ноге у берега моря, из которого его некогда выплеснули, хотя все его собратья уже ушли в долину; море размыло ему ногу и разделило её надвое, и когда камень вдруг пожелал ходить, он заметил, что теперь у него не одна нога, а две. С двумя ногами идти оказалось гораздо быстрее, чем с одной, и он, самый отстающий из всех опередил самого первого. Другие камни, поразившись ему, позаимствовали у него эту идею и тоже стали двуногими.
Шли годы, и камни менялись. Столетия проходили мимо, а камни вместе с ними. Долго менялись они, неспешно и уверенно. В них по-прежнему жило их чёрное каменное начало, но постепенно их чёрствая кожа становилась мягче, помимо ног появились и руки, а потом и голова. Столетия столетий менялись они, желая быть похожими на живых существ, и им это удавалось. Ух ум, отличающийся от ума других существ создавал всё новые и новые способы меняться. И вот, в конце концов, стали они такими же живыми, как и все остальные. Только сердца остались у них каменные и чёрные, словно подземные пещеры. Меняя своё тело к живому разумом, камни забыли про свою душу и погрузили её во мрак, зависть и ненависть.
Замысел Шелора камни воплотили неправильно, и разгневан был Он этим, ибо дал Он им разум, но те воспользовались им иначе, чем задумал Бог, и этим погубили себя.

Шелор обдумывал достойную кару для творений своих, как вдруг Он захотел испить воды.
Он нагнулся к лишённому волн широкому омуту и зачерпнул оттуда ладонями воду. И в воде, которая была в Его ладонях, Он увидал своё отражение. Отражение плыло и извивалось, потому что в дрожащих ладонях Бога по воде пробегали большие волны. И сказало Шелору Его отражение:
- Я знаю, какую кару нужно наслать на камни!
Шелор хотел спросить, какую же, но вода просачивалась сквозь его пальцы и отражение исчезало. Тогда Бог подбросил в воздух остатки воды, и из них сотворил Себя таким, каким видел в отражении.
Так появился Бог Гахатарий. Бог-отражение. Он был родным братом Шелору, но не близнецом Его, ибо отражение Шелора изменилось в руках Его.
И сказал Шелору его брат Гахатарий:
- Я дам миру Нашему то, чего не хватает ему, и покараю тварей Твоих по заслугам их!
И ответил Шелор:
- Я согласен на твоё предложение. Чего же, по-Твоему, не хватает в мире Нашем?
И Гахатарий сотворил Небо. Дал тварям мирским глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать. И понял Шелор, чего не хватало в мире Его. И сказал Он:
- Так Властвуй же над сотворённым Тобой, ибо Я не вправе отбирать это у Тебя. Но выполняй же и то, что обещал! Воздай тварям Моим разумным по грехам их.
И ответил Гахатарий:
- Мне нужна поддержка Твоя в выполнении замысла Моего!
- Каков же он? – спросил Шелор.
- Возьмём же свободу их в руки Наши! Ибо в служении Нам они обретут искупление, и сердца их каменные превратятся в сердца живые!
И зазвучал Голос Господов из-под земли и из-за облаков. И вещало Их великое Двухголосье бывшим камням, выплеснутым Шелором когда-то из моря:
- Сотките себе хламиду, ибо нагота ваша отныне – грех ваш. Постройте себе жилища, ибо беднота ваша отныне – грех ваш. Пашите землю, ибо лень ваша отныне – грех ваш. Не берите в жену себе сестру вашу, или дочь вашу, или мать вашу, ибо кровослияние ваше отныне – грех ваш. Не убивайте родичей своих, ибо противостояние между вами отныне – грех ваш. Не крадите и не отбирайте ничего у сородичей своих, ибо алчность ваша отныне – грех ваш. Не клевещите и не лжесвидетельствуйте на сородичей ваших, ибо корысть ваша отныне – грех ваш. Не поднимайте руку на невиновных, ибо глупость ваша отныне – грех ваш. Не надругайтесь над сородичами своими, ибо тщеславье ваше отныне - грех ваш. Не изменяйте супругу своему, или чести семейства своего, или вере в Нас своей, ибо измена ваша отныне – грех ваш. Не нарушайте сиих догматов, ибо самовольность ваша отныне – грех ваш. Не оставляйте слабых на произвол неверных и грешных, нарушающих сии догматы, ибо бездействие ваше отныне - грех ваш. Живите в служении Нам, ибо это даст искупленье грехам вашим. Не сворачивайте с пути служенья Нам, ибо неверие ваше отныне – грех ваш. Отдавайте в дань жертву Нам ежегодно скотину или десятину урожая своего, ибо неуважение ваше отныне – грех ваш. Не злословьте на Нас никогда, ибо неблагодарность ваша отныне – грех ваш. Спасайте неверных от неверия их, дабы душа их была прощена Нами».

читать дальше

@темы: Фрагменты

00:56 

Краткий экскурс в историю народа айолнар. (утомительная и неинтересная запись)

Миром правит справедливость.
Троеречье – это священная земля, лежащая между бассейнами трёх великих судоходных рек. На эти благодатные угодья люди пришли давным-давно с самого далёкого Запада. Первыми, как рассказывают древние предания, был народ под названием айолнар (это слово означает «большеглазые»). Но некоторые путешественники и пилигримы предполагают, что ещё до прихода айолнар в северной части Троеречья жили люди, об этом говорят многие огромные каменные строения, плиты, выдолбленные из цельного камня неизвестно какими инструментами со странными почти стёршимися от времени письменами и осколки ещё более огромных статуй, затерянных в чащах северной тайги и лесах вокруг Верхней святой реки. Но никаких упоминаний об их создателях не сохранилось, даже в айолнарских старинных легендах изредка говорится только об изъеденных мхом камнях странной формы, на которые люди иногда натыкались в лесах.
Согласно легенде айолнар жили где-то в далёких западных землях до тех пор, пока не случился катаклизм, из-за которого погибла большая часть народа, а те немногие, кому посчастливилось выжить ушли на восток. Этот катаклизм в древних легендах именуется, как «гнев неба и земли». Они совершили переход через горы и осели сначала в самых южных землях Троеречья, а затем и более северных областях. Там они и основали первое централизованное государство. Его территория простиралась от подножия гор Южного рога Полумесяца до нижнего течения Серединной реки и южного побережья озера Анаркон (с наречия первых айолнар - «голубая вода»), позже они расселились ещё севернее Серединной реки, по другую сторону северного рога Полумесяца в священных лесах Ги-Нат. Почти половину этой территории занимали прерии, поэтому айолнар стали разводить лошадей и создавать дороги. На севере древние леса стали вырубать, освобождая земли для пахотных полей, которые потом были засеяны пшеницей, рожью и ячменём. Вырубка лесов помогла айолнар получить доступ к побережью Анаркона. Но только лишь два столетия спустя было налажено кораблестроение. Первый корабль айолнар был всего лишь большим плотом, снабжённым парусом. Но потом его стали совершенствовать, делая более пригодным для долгосрочного плаванья по реке и озеру. Народ айолнар вообще был богат на изобретения: будучи единственными на тот момент жителями Троеречья им не у кого было заимствовать более передовые технологии, однако освоение новых земель, растущее население и темп жизни требовали этого, поэтому эти люди постоянно испытывали себя во многих ремёслах, придумывали новые способы орошения полей, ухода за скотом и многого другого. Необходимость сохранять и накапливать опыт предков побудила айолнар к возрождению письменности. Выжившие западного народа сумели сохранить лишь незначительную часть своей былой культуры, но в Троеречье они возродили многое из своего наследия и древней религии.
Были и такие среди них, кто ушёл в горы. Именно они стали первыми добытчиками самоцветов и благородных металлов из недр Полумесяца. Слава народа айолнар пошла именно с тех времен, когда этот народ стал учиться обрабатывать золото, серебро и драгоценные камни. За столетия мирной и одинокой жизни на земле Троеречья этот народ достиг совершенства в земледелии, ткачестве, животноводчестве, устном народном творчестве, прикладном, музыкальном и изобразительном искусствах, гончарном и кузнечном мастерствах, искусстве добычи и обработки драгоценных металлов и камней. А так же быстрое развитие осёдлого земледелия заставило северных айолнар углубиться в секреты звездочётства и созданию первой системы счисления. Единственное, в чём они не преуспели – это морское судоходство. Большую часть океанического побережья их земель занимала пустыня, обросшая зловещими россказнями и сказками; за всё время жизни айолнар в Троеречье туда мало кто совался, поэтому выход в открытый океан они получили только после того, как стали спускаться на кораблях вниз по Серединной реке, но после относительно спокойных вод Анаркона и священной реки они оказались не готовы к своенравному и вечно бушующему океану.
Немалое место в их обществе занимала религия. Знаменитое божество с семью лицами и множество мелких более низких богов до сих пор является столпом всей культуры Троеречья. Именно айолнар заложили основы призыва духов природы и общения с ними. Истоки странствующего образа жизни жрецов идут ещё от южных айолнар, которые, в отличие от северных собратьев, жили кочевой жизнью, развивали жречество и накапливали оккультные знания.
Было у айолнар и множество трудностей жизни, но обособленность существования побуждала народ самостоятельно разрешать свои проблемы. За тысячелетие жизни в мире и постоянном совершенствовании сделали айолнар самым развитым народом всего континента. Долгое время суеверный страх перед далёкой западной родиной их предков не давал айолнар отправлять экспедиции туда. Но со временем посланцы других западных народов сами стали посещать благодатный край Троеречья. Айолнар постепенно стали строить отношения с другими государствами.
читать дальше

@темы: Фрагменты

08:53 

***

Миром правит справедливость.
Настолько разные реальности, что они практически не существуют относительно друг друга.

@темы: Фрагменты

13:38 

Миром правит справедливость.
- Чего?
Воцарилась недолгая пауза. На лице мужчины отражалось лишь лёгкое раздражение. Он вздохнул и с плохо скрываемой надменностью сказал:
- У тебя что-то со слухом? Если ты атлант, то слух у тебя, должно быть, отличный. Ну, ладно, повторяю ещё раз: от имени Совета Миротворцев мы арестуем тебя.
До девушки наконец-то дошёл смысл его слов. И это мгновенно вызвало волну негодования с её стороны:
- С какой это стати, позвольте спросить? Кто дал вам на это право? На каких основаниях вы арестуете меня?
- Я же уже сказал, что мы – представители Совета Миротворцев. Мы пришли к решению взять тебя под арест на недавнем экстренном собрании Совета. Это решение было принято единогласно верхней палатой, а те из нижних палат, кто был против, весьма редки.
Таи попятилась. Перед ней стояло пятеро человек: четверо мужчин и одна женщина. Они все были облачены в зелёные мантии, которые Таи узнала с первого взгляда: такую мантию носила Анна. Такая мантия была знаком принадлежности к Совету Миротворцев. Кроме Анны Таи никогда прежде не видела никого из этого совета. Но она знала, что это – высший орган власти на планете. Миротворцы, как правило, соблюдают нейтралитет и начинают действовать только тогда, когда это необходимо. Шесть лет назад, к примеру, они заставили торскую империю прекратить завоевательные походы. Они много делают для государств и сохраняют мир между ними. Конечно, они прибегают к своей власти, только если возникает глобальная проблема, способная затронуть всё человечество. Но взять одного-единственного человека под арест, да ещё и объявить, что по этому поводу было созвано экстренное собрание… «Что-то тут нечисто», - думала Таи, а вслух сказала:
- Вы не ответили на мои вопросы. Даже если вы из Миротворцев, это не даёт вам право арестовать меня без веских на то…
- Оснований предостаточно, - прервал её надменный паренёк, - Ты, думаю, и сама прекрасно понимаешь, что я имею ввиду.
Таи понимала. Она давно уже знала, что Совет может призвать её к ответственности за катастрофу с Атлантидой, её предупреждала об этом Анна. Анна…
И тут вдруг Таи вспомнила: Анна не просто состоит в Совете Миротворцев, она состоит в верхней палате. Она – одна из тех избранных десяти человек на всей планете, чьё решение нельзя оспорить. Если мнение какого-то Миротворца из нижних палат не совпадает с общим решением, его могут проигнорировать, однако если хоть один член верхней палаты проявит несогласие, то даже если все остальные сорок девять человек будут дружно «за», вердикт вынести нельзя.
«Этот человек сказал, что решение единогласное», - размышляла Таи, - «Если это так, то и Анна, должно быть, согласилась с ним. Но Анна не могла этого сделать. Она не могла предать меня. Я помню, как она пообещала мне, что не позволит Совету вершить надо мной суд. Но почему же тогда…»
Таи ненадолго закрыла глаза. Когда она открыла их вновь, пятерым людям, стоящим перед ней, сразу стало заметно, что что-то изменилось в глазах девушки, это было незримо, но ощутимо.
Но то, что увидела сама девушка, было ещё более странным: эфир не отражал ложь. Это были обычные люди, с шестью тонкими телами у каждого, ничего вокруг них в эфире не было похоже на намеренный обман. «Может их самих обманули?» - подумала Таи.
Самый надменный и единственный из пятерых, кто говорил с ней, решил не тянуть кота за хвост:
- Ты отправишься с нами. Нравится тебе это или нет!
Взгляд девушки-атланта, бывший до этого прикованным к одной точке, резко переметнулся на него. Молодой человек, сам от себя не ожидая, отступил на шаг.
- Если вы и вправду из Совета Миротворцев и если и вправду решение арестовать меня было обоюдным для верховной палаты, то почему вы проигнорировали Анну? – громче обычного спросила Таи, - Почему Совет позволил себе более не принимать во внимание мнение одного из членов верхней палаты? Анна бы не стала отдавать меня вам. Она бы не предала меня, пусть даже, если бы она была единственной, кто не соглашался с решением. Тогда почему Совет не соблюдают свои же правила?
- Я так и знал, - сказал один из мужчин, самый низкорослый и, судя по виду, самый старший из всех, - Влияние этой девчонки распространялось и на верховную магистрессу. Я давно говорил, что Анне доверять больше нельзя. Но меня, само собой, мало кто слушал, ведь я из третьей палаты.
- А ведь госпожа Клара Ланро-ур говорила то же самое, - прибавил второй, стоящий рядом с ним.
Но надменный молодой человек только нервно махнул в ответ рукой:
- Это больше не имеет значения. Анна мертва.
- Да, но, если бы не она, то мы могли бы взять эту девчонку намного раньше, когда она ещё не успела набрать силу. А теперь… неизвестно, что может случиться, - сказал невысокий старик.
Но юный и гордый Миротворец не стал воспринимать его слова всерьёз:
- Ничего не случится, - с апломбом сказал он, - Эта девчонка воспитана в Эйкосе и поэтому не станет намерено нападать на нас. К тому же, мы ждали ровно столько, сколько могли себе позволить. Если бы Анна не отправилась на верную смерть сама, то я бы всё равно приказал моим людям убрать её. Она была слишком серьёзной занозой для Совета. И даже, пусть, не я, так кто-нибудь ещё…
- Тебе бы хватило дерзости? – спросил у него низком басом мужчина в капюшоне, молчавший доселе, - Анна была слишком уважаема в гильдии творцов. Если просто взять и убрать её, то они могли бы взбунтоваться и в знак протеста перестать…
- Ты что, ещё не понял, Анастасий? – с неожиданной резкостью обратился к нему юноша, - Я НИЧЕГО не боюсь. Даже протестов со стороны творцов. Эта гильдия вообще потеряет силу, если Совет примет МОЙ проект. Так или иначе, такие, как Анна, другие магистры Эйкоса, или члены гильдии творцов – отмирающий тип людей.
- Ты так в этом уверен? Ты молод, можешь и ошибаться.
- Ошибаться?! – это слово, похоже, резануло по его гордости больнее любого ножа, - Не забывайся, Анастасий! За свою короткую жизнь я повидал и пережил в разы больше, чем ты за свою долгий и нудный жизненный путь. Не учи меня мыслить! – потом он вздохнул, смиряя свой праведный гнев, и добавил – В любом случае, смерть Анны – невеликая потеря для Совета.
Спокойная высокая женщина с тяжёлыми тёмными волосами, долгое время похожая на бездвижную восковую фигуру, вдруг подошла к молодому лидеру их небольшой компании и сказала чуть приглушённым тоном:
- Эта девочка опасна. Не стоило говорить при ней такого, это может её спровоцировать.
Только теперь, услышав её слова, беседующие вновь обратили своё внимание на эту девушку-атланта.
Таи стояла неподвижно с каким-то странным выражением на лице: смесью страха и ошеломления. И, кажется, она стояла так уже несколько минут. Эфирное зрение она больше не поддерживала. В этом не было больше смысла: никто не лгал.
«Анна мертва? Анна мертва?! МЕРТВА?!!» - она снова и снова проговаривала это мысленно, но смысл этих слов никак не укладывался у неё в голове.
Один из Миротворцев молча вынул из внутреннего кармана плаща какой-то свиток и развернул его, показывая Таи. Та, словно бы устало, лениво делая одолжение, перевела на него взгляд. На свитке было написано что-то крупными красными латинскими буквами. Девушка была уже не в том состоянии, чтобы разбирать чей-то корявый почерк, но что-то в странном сплетении слов и букв говорило ей о том, что это не ордер на её арест.
Поняв по её лицу и неподвижным остекленевшим глазам, что она не читает, а просто пялится на пергамент, Миротворец начал читать вслух:
- Кхм-кхм: «Настоящим утверждено решение полного Совета Миротворцев, а именно: его верхней, средней и нижней палаты. Сие решение состоит в следующем: призвать к ответу за возобновление морских военных действий в районе приконтинентального архипелага первых правителей империи торов – императора и его жену. А также предъявить упомянутым требование снять морскую и воздушную блокаду со следующих островов: Уран, Рупес и Мэлеон. Помимо этого, снять огненные печати, ограничивающие путешествия в параллельные измерения, с воздушного пространства над островами. Другими словами: полностью прекратить какую-либо агрессию в отношении этих и других островов приконтинентального архипелага». Здесь, эм… все пятьдесят подписей.
- Ты понимаешь, какую власть мы имеем? – подал голос надменный, - Если ты будешь сопротивляться аресту, мы уничтожим этот документ и твой любимый Эйкос так и останется в блокаде до тех пор, пока не он сдастся. Совет официально разрешил мне использовать любые методы, чтоб арестовать тебя. Тебе не кажется, что шантаж – это наиболее гуманный из них? М-м-м? Чёрт побери! Да вернись ты в реальность, наконец! Неужели ты в первый раз услышала о том, что Анна умерла?!
Таи вдруг вздрогнула, на её глазах появились слёзы. Она постаралась их сдержать.
- Так каково твоё решение? – спросила у неё темноволосая женщина.
Несколько секунд Таи молча смотрела себе под ноги, разглядывая свои сандалии и мысленно надеясь, что слёзы не будут предательски капать с её ресниц на пыльную землю.
- Хорошо, я пойду с вами. Но… - она сдавленно всхлипнула, - с условием, что вы заставите торскую империю снять блокаду.
- Вот и отлично.
***

читать дальше

@темы: Фрагменты

15:14 

О созидании и разрушении

Миром правит справедливость.
Стоял знойный полдень. Ребятишки разного возраста заползали под тени деревьев, спасаясь от палящей жары. В центре поляны стояла невысокая темноволосая женщина. Она обвела взглядом детей, пересчитывая их.
- Так-с… Все на месте? Отлично. Можно начинать урок. Кто знает, о чём сегодня пойдёт речь?
Маленький мальчишка-тор с огненно рыжими волосами отреагировал первым:
- На прошлом занятии вы сказали, что будите рассказывать про основы нашего мира! – с энтузиазмом выкрикнул он.
Женщина кивнула:
- Молодец, Макс. А кто скажет, какова основополагающая сила планеты?
- Жизненная энергия! - сказала золотоволосая девочка-джеф, сидящая ближе всех к учительнице.
- Правильно, Саша. Вы все знаете, что всё в мире состоит из жизненной или, как иначе её называют, созидательной энергии. Кто мне скажет, чему обучают в Эйкосе? – последовала небольшая пауза, затем учительница резко крикнула: ТАИ!
Девочка, увлечённо изучающая свои сандалии, вздрогнула от неожиданности. Женщина с угрюмым видом нависла над ней и повторила вопрос:
- Таи, чему обучают в Эйкосе?
Девочка замялась: она не знала чёткого ответа.
- Ну-у-у… делать всякие… разные вещи из ничего, - неуверенно сказала она.
Сидящая неподалёку Саша хихикнула и тут же потянула руку, желая ответить. Таи вся сжалась под гнётом яростного взгляда магисрессы, но, к счастью, внимание женщины переключилось на девчонку, тянущую руку:
- Саша, хочешь ответить? Ну, что ж, давай.
- Первостепенной задачей обучения в Эйкосе является создание различных веществ – органических и неорганических на основе преобразования жизненной энергии человека в материю! – выпалила она.
- Хм… Неплохо, Саша. Но Таи ответила лучше.
- Почему?! – возмутилась девочка-джеф.
- Потому что она объяснила это так, как сама понимает, а ты пересказала заученный текст.
Саша сделала недовольное лицо, но ничего не ответила.
- Саша сказала всё правильно. Действительно, Эйкос – это школа, где со временем вас научат создавать материю из своей созидательной энергии.
Мальчик-лус поднял руку.
- Что? – спросила у него учительница.
- Вы как-то обмолвились, что помимо созидательной энергии существует так же и разрушительная. Расскажите о ней, - сказал мальчик.
- Не забегай вперёд. Я расскажу и о разрушительной энергии на нашем сегодняшнем уроке, просто внимательно слушай, - ответила магистресса.
читать дальше

@темы: Фрагменты

13:26 

Миром правит справедливость.
Несколько секунд толпа молчала, осознавая, что стоящая перед ними пожилая женщина – действительно та самая Энналай. Молодые люди видели её вообще впервые, а их родителям потребовалось немного времени, чтоб узнать в одряхлевшей жрице бывшую правительницу ордена жрецов. Энналай оставила свой пост почти тридцать лет назад, странно то, что после неё никто не мог продержаться на этой должности более двух-трёх лет. Большинство людей представляло её, как седовласую, умудрённую опытом, верховную жрицу, всегда знающую ответы на все вопросы и готовую в любой момент помочь народу, нуждающимся в помощи. Многие люди верили, что Энналай покинула орден ради выполнения тайной миссии, которую ей поручили сами боги, но не так много людей понимали, что Энналай просто устала быть верховной жрицей ордена.

читать дальше

@темы: Фрагменты

12:55 

Полёт. (довольно большой фрагмент)

Миром правит справедливость.
Таи бежала настолько быстро, насколько могла, ей всё время казалось, что она не успеет. Шаги гулким эхом отдавались по коридору, сводчатый полок, казалось, норовил рухнуть сверху вниз, и от этого она бежала ещё быстрее. Коридор кончился поворотом, она свернула направо, потом ещё раз направо. Впереди показалась дверь комнаты, Таи из последних сил прибавила скорости, рывком открыла дверь и резко остановилась на пороге. В маленькой комнате было четыре человека: магистресса Анна, мастер Моа, мастер Алан и Светоний. Они все замерли, повернувшись к Таи лицом: их разговор был только что прерван её вторжением. Таи тяжело дышала, стояла на полусогнутых ногах, руками опираясь о колени.
Первой опомнилась Анна:
- Что ты тут делаешь? Ты должна быть в лазарете.
Она открыла, было, рот, но мастер Моа, угадав её мысли, громко и чётко сказал:
- Ты с нами не полетишь!
не слишком много, но глаза советую пожалеть

@темы: Фрагменты

09:10 

История войны.

Миром правит справедливость.
Сижу я в тёмном подземелье
Держу в руке перо,
В тесной и холодной келье
Мрачно и сыро.
Я летопись пишу в тенях
Уже который день.
Слова мои о старых днях -
И это тоже тень.

Всё началось давным-давно,
Уж двести лет назад,
Но и в то время всё равно
Стоял Великий Град.
читать дальше

@темы: Творчество, Фрагменты

18:02 

Сказка о двух ветрах

Миром правит справедливость.
Сказка о двух ветрах


Как-то раз в далёкой-далёкой стране встретились два сильных ветра. Оба они были вольные, быстрые, сильные и могучие, оба они гуляли по небесам так, как им вздумается, и бродили по тем краям, куда даже птицы не залетали. И решили они определить, кто же из них всё-таки сильнее. Северный ветер был холодным и колючим, южный - засушливым и пыльным. Оба они были быстрыми и сильными, и никто из живых тварей никогда не бросал им вызов, никто никогда не соревновался с ними, и потому решили они соревноваться друг с другом. Говорит северный ветер южному:
- Я, брат мой южный, смогу тяжёлые тучи нагнать с самого севера, и снег выпадет посреди лета!
- На словах ты хорош, северный собрат мой! Да ты на деле докажи! - ответил его южный брат.
И тогда нагнал северный ветер туч, и яркие вспышки молний засверкали над небосклоном. Ветер гнал и гнал тучи, сгибал деревья, срывал флаги со шпилей. Небо было полно серой мглы и легионы снежных туч двигались по нему, всё набирая и набирая скорость. И тьма шла вместе с ними, огромная чёрная тень накрыла поля, деревни, города, холмы и равнины, похоронив под собой их. Северный ветер кричал о том, как он силён от азарта и дикого желания показать себя. А люди, жители деревень и городов, не понимали ничего это, они слышали лишь дикий вой северного ветра. А тучи, между тем, сгустились плотно-плотно, и посреди лета выпал снег. Снег падал и падал беспрестанно три дня и три ночи, после чего северный ветер начал постепенно стихать. У людей погиб скот и урожай, в мгновение ока зажиточные крестьяне обеднели из-за внезапно обрушившегося на них стихийного бедствия.
Северный ветер спросил у южного:
- А ты, как сможешь показать себя, брат мой?
На что южный ветер ответил:
- А я смогу высушить весь тот, снег, что нагнал ты и того больше! Я высушу всё водоёмы, пруды, озёра, речки и речушки на сотни километров вокруг!
И стал потихоньку завывать южный ветер на равнинах, принёс он жаркий воздух с юга и разогнал всё тучи и облака в небесах. Он не давал ни одной капле воды упасть с неба на землю людскую. Каждый день всё больше и больше горячих воздушных масс он приносил с далёкого юга. А солнце беспрепятственно и немилосердно палило землю. И стали постепенно осушаться все водоёмы, реки и родники. Самые полноводные озёра превратились в всего-навсего небольшие мелкие прудики, а потом и они исчезли. Наступила ужасная засуха. Людям не хватало воды даже для питья, не то, что для орошения полей. Поля иссохли и превратились в солончаки, даже колючки перестали расти на тех землях. Только самые глубокие колодцы ещё давали какую-то воду, на которой едва могли выжить оставшиеся деревни. А южный ветер сказал свою брату:
- Погляди, северный брат, как я сумел! Ты-то уж точно так не сможешь!
А северный ветер отвечал:
- А я в противовес твоим деяниям затоплю эту землю и сделаю здесь море!
И снова стал нагонять северный ветер тяжёлые грозовые тучи. И грянул гром, и полилась на измученную жаждой землю огромными потоками вода с небес. Дожди шли, не переставая несколько месяцев, за это время засушливый край превратился в огромное море. Правда, неглубокое. Жители деревень спасались бегством, уплывали на самодельных плотах, забирая своё последнее имущество. А огромные потоки воды и грязи сносили дома, деревья, попили под собой людей. А вода, как будто бесконечная, лилась и лилась с неба, и северный ветер выл, ревел и дул, что есть мочи. И, когда, наконец, тучи рассеялись, северный ветер сказал:
- Глянь-ка, южный ветерок, как я сумел сделать! Это посильнее твоей засухи будет!
- Ах так! Ну вот, когда люди вернуться и снова будет распахивать поля, тогда и посмотрим! Ведь, когда твоя вода уйдёт в землю, тут останется толстый слой ила, который очень плодородный. Людишки это любят, когда они взрастят новый урожай, тогда увидишь, как я умею! - сказал южный ветер.
Спустя год люди вернулись на те земли и снова стали распахивать поля, выводить скот и строить дома. Хороший урожай не заставил себя ждать и тогда-то южный ветер сказал:
- Смотри, северный брат, как я умею!
И нагнал южный ветер с далёких южных стран полчища саранчи. Огромная туча насекомых уничтожала всё, что встречала на своём пути. Саранча безжалостно пожирала молодые побеги, листья деревьев и недавно взращённую пшеницу на полях. Люди закрылись в своих домах и с ужасом наблюдали происходящее за окном. Саранча опустошила всё поля и сады, оставив несчастных людей только с голыми деревьями да опустевшими полями.
Сказал северный ветер своему брату:
- Да, ты хорош, я бы так не смог. Но только северный ветер бывает таким напористым, чтоб сломить вековые деревья! Смотри же, брат южный!
И стал северный ветер дут так напористо, что огромные деревья - дубы и тополя стаи валиться на землю и разрушать дома жителей. Долго дул ветер не переставая, пока не повали все до одного деревья в округе.
Тогда южный брат сказал ему:
- А я принесу сюда тонны песка и глины и сделаю это место пустыней!
И стал южный втер приносить песок с юга и заметал деревни, превращая дома в песчаные дюны. Приносил южный ветер песок до тех пор, пока крыши последних домов последних деревень полностью не скрылись под песчаным слоем. Тогда сказал ему северный брат:
- А я мигом твой песок смету!
Обернулся он могучим смечем и стал сметать песчаные дюны.

Всё это безумие продолжалось восемь лет. Люди, вынужденные уйти с родных земель, которые принадлежали ещё далёким предкам их племени, пошли просить помощи у богов. Они бродили от капища к капищу и просили светлых богов усмирить разбушевавшиеся ветры.
Когда люди, в очередной раз с робкой надеждой на избавление от бедствий, вернулись на старые земли, северный и южный ветер вздумали дуть друг другу навстречу. Страшные беды разразились из-за этого. Но боги услышали мольбы людей.
Пришла как-то раз в одну деревню на той земле путешественница. Она была одета в рваную серую робу и носила капюшон. На лицо она была красива, а волосы у неё были золотистые, и носила она их длинными. Путешественница остановилась на ночлег в одном из домов и попросила у хозяев немного воды и хлеба на дальнейший путь, но хозяйка отвечала ей:
- Эх, милая, если бы у нас хоть что-нибудь для тебя было… У нас ведь и вода чистая водится нечасто, куда там хлеб! Мы очень бедны.
- А из-за чего? - удивилась гостья, - Я слышала, что это богатый и плодородный край.
- Был когда-то, - отвечала хозяйка.
- Да только проклятые ветры на нас напали, убили они всё наше богатство! - добавил хозяин.
Гостья призадумалась немного и сказала:
- А если я изгоню злые ветры отсюда, вы найдёте мне хлеба и воды? Путь мой предстоит долгий, а припасы у меня на исходе.
Но хозяева только рассмеялись нелепому предложению:
- Ну как же ты, молодая девушка, изгонишь ветры с нашей земли? Это не сумели сделать даже лучшие шаманы нашего племени.
- Я попробую, - ответила она.

Следующей же ночью разбушевались ветры, и гостья пошла с ними бороться.
Никто не видел, что она делала там, на равнине, где ветры сцепились в схватке. Но, по слухам, она сумела сделать такое, что не сумели все шаманы племени вместе взятые. Она вызвала и подчинила себе сильнейших духов природы, сильнейших духов ветров и заставила их усмирить злые ветры навсегда.
Она сильно устала после этого, но была очень рада своей победе. Ставшие озлобленными из-за вечных бед, жители деревни смягчили свои сердца, мало того - она стала героиней тех мест. Они собрали ей столько хлеба, сколько сумели найти во всех домах и не поленились сходить за чистой водой к далёкому колодцу. Жители деревни были бесконечно благодарны ей и решили, что её им послали боги.
Девушка, поблагодарив их за всё, продолжила своё странствие. А ветры никогда больше не беспокоили жителей тех мест.

То было второе из Деяний Энналай.

@темы: Сказки, Фрагменты

07:22 

Дарва Нуан-Кера

Миром правит справедливость.
Соколом в народе прозвался он,
Слушал лишь деревьев печальный стон,
Бродит по местам заболоченным,
Тёмный, точно дом заколоченный.

Хмурый, как осенние сумерки,
Люди для него точно умерли.
Он на дальнем севере родился,
С Последних Гор далёких спустился.

Соколом проскользнул он в Империю,
Никогда не стоял перед дверью.
Он жевал тимьян да полынушку,
Видел в них родную кровинушку.

Во дворце чужеземцу дали почести,
Но он предпочёл одиночество.
Ранним утром дворец он покинул,
Говорили, что в горах он сгинул.

Он взобрался на скалы усталые,
Пил чистую воду талую,
По ночам наблюдал за звёздами,
Ну а днём отдыхал под берёзами.

На оленей, бывало, охотится,
Иногда богам светлым молится.
Он вернулся однажды из странствия,
Чтобы выполнить дело опасное.

Про него ходили странные слухи,
Будто ему подчиняются духи.
Что за человек он был полудикий?
Что за горец он бледноликий?

Говорил всегда тихо и вкрадчиво,
Сокол спас всю страну от захватчиков.
А когда от ран он оправился,
На далёкий запад отправился.

@темы: Творчество, Стихи, Фрагменты

17:48 

Сказка о Пионе

Миром правит справедливость.
Сказка о Пионе


Жила когда-то давным-давно у реки одна ведьма. И звали её Клевер. Клевер была не общительной женщиной, люди лишь изредка заходили к ней, да и то - только при крайней нужде. Клевер была хорошей знахаркой и целительницей, но люди всё равно не очень любили к ней ходить. Старуха Клевер умела творить чудеса своим костылём, который она всегда носила с собой. Поговаривали, будто в её доме живёт какая-то неведомая сила, которая помогает знахарке лечить людей, но на незваных гостей она оказывает противоположное воздействие. Потому к знахарке редко люди ходили.­­

Как-то раз зимой ведьма услышала детский плач, доносящийся с другого берега реки. Когда она перебралась на тот берег, она увидела маленького мальчика, лежащего у самой кромки воды. Тогда был голодный год, и мать бросила новорождённого сына, потому что ей нечем было его кормить. Ведьма сжалилась над ребёнком, и взяла его себе. Мальчик сильно простудился лёжа на холодном снегу и был близок к тому, чтоб уйти из мира живых. Но знахарка легонько коснулась своим костылём лобика младенца и тот начал ровно дышать.

С того дня прошло много времени. Мальчик рос. Он помогал ей собирать травы, набирал хворост на зиму, помогал работать в саду и огороде ведьмы, взамен ведьма обучила его некоторым тайнам врачевания. Старуха Клевер нарекла мальчика Пионом за то, что у него были пышные красно-рыжие волосы. ­­
Пион с каждым годом крепчал, становился здоровее, а вот Клевер наоборот: с годами становилась всё немощнее. И вот, когда Пиону было семнадцать лет, Клевер поняла, что пришло её время уходить из жизни, ибо была она уже очень стара.
Она подозвала Пиона к своей постели. Юноша послушно подошёл. Она сказала ему:
- Милый Пион, пришло моё время, дальше тебе придётся жить без меня. Многому я тебя научила, но не всему. Вот тебе мой последний урок: в новолуние обстриги свой ноготь с большого пальца правой руки и закопай его в землю. Каждый день поливай то место речной водой. Через год в том месте будет росток деревца, а ещё через три года сделай из ветви этого деревца себе посох или костыль, такой же, какой был у меня. Тогда деревце погибнет, а ты будешь иметь силу целительства и сможешь лечить людей так же, как я. А мой старый костыль брось мне в могилу, пожалуйста, Пион.

Так Старуха Клевер и умерла с именем любимого приёмного сына на устах.

Пион сделал всё, как велела ведьма. Он закопал свой ноготь в новолуние в саду и поливал его каждый день, а через год там вырос маленький росток.­­ Деревце росло очень быстро. Ещё через три года это было уже довольно большое молодое дерево. У дерева была гладкая белая кора, чуть-чуть прозрачная, а когда кору просвечивали лучи солнца, казалось, что дерево светится. Мальчик сделал из одной его ветки себе посох, как велела ему ведьма. Он думал, что молодое дерево погибнет из-за того, что его лишили такой крупной его части, но дерево Пиона оказалось на удивление выносливым и оно выжило. Благодаря своему посоху Пион стал знаменитым целителем, но, в отличие от Старухи Клевер он был общительным и приветливым и всегда с радостью помогал жителям ближайших деревень. Его дерево весной цвело огромными рыжими пионами, а если человек полежит под его кроной то у него исчезают все недуги. Нектар из пыльцы пионов этого дерева излечивал всяческие язвы и бородавки. Сам Пион очень любил своё дерево с и ухаживал за ним с любовью.
Медленно, но верно распространялась по свету слава о Пионе и о его дереве.
­­
Как-то раз проходил мимо тех мест один странствующий шаман и решил он заглянуть к Пиону. Пион гостеприимно принял его. Шамана звали Серый Гриб. Пион сразу понравился Серому Грибу. Он был хозяйственным, доброжелательным человеком. Серый Гриб расспрашивал Пиона о его чудесном дереве, Пиону показалось, что старому шаману можно довериться и рассказал ему историю про Старуху Клевер и тот рецепт, который она ему поведала перед смертью. Потом Серый Гриб спросил у Пиона:
- Твой посох изготовлен из ветви твоего дерева?
- Да, - ответил Пион.
Тогда шаман признался:
- Мой тоже. Только из ветви моего дерева. Очень мало людей знают тот секрет, который тебе рассказала твоя учительница. Но дело в том, что дерево всегда умирает после того, как срезать его ветку, а если её не срезать, то оно всё равно быстро умрёт. Но твоё дерево не только не погибло, но и разрослось и даже стало цвести. Никто никогда даже из прирожденных жрецов не мог заставить дерево из ногтя цвести. А у тебя оно само захотело цвести. Большое у тебя сердце.

Пион был сильно удивлён тем, что он узнал, но это было не всё, что хотел ему сказать Серый Гриб. Перед тем, как уходить шаман предостерёг Пиона:
- Слава о тебе и твоём дереве слишком велика, что скоро она достигнет недобрых ушей. Тебе нужно реже показывать себя.
Но разе мог Пион реже показывать себя, если к нему постоянно приходили люди с самыми разными недугами? Пион, будучи ещё очень молодым и наивным пропустил слова шамана мимо ушей. Он по-прежнему с радостью помогал людям всем, чем мог и по-прежнему был очень известным в народе лекарем.

Но однажды сбылись слова старого шамана. Один богатый и знатный жрец, узнав о том, что какому-то знахарю из глубинки удалось заставить дерево из ногтя расти и даже цвести, загорелся чёрной завистью.­­ А служил этот жрец не Богам, а другим, тёмным силам. Он приехал к Пиону под видом простого путешественника, который хочет узнать побольше о его дереве. Но Пион не сказал ему больше, чем всем остальным любопытствующим. Тогда жрец решил уйти и сказал напоследок:
- А ведь дерево твоё цветёт твоим именем. Пионами. Рыжими, как твои волосы, как огонь, - и был таков.
Следующей же ночью завистливый жрец поджог дом и сад Пиона. Тот, едва успел спастись, однако дерево его и дом, в котором лежал его посох, сгорели. Горько-горько плакал Пион из-за того, что его дерево и посох дотла сгорели. Но жрец на этом не успокоился, он призвал все свои тёмные силы и всем своим могуществом проклял дерево из ногтя и всё такие же деревья, чтоб никто никогда больше не смог вырастить дерево из ногтя.

А Пион долго-долго рылся в золе, которая осталась от его дерева, в поисках чудом уцелевших семян. Много дней он искал их и, наконец, собрал небольшую горсть семян, которых пощадило пламя.
С ними Пион ушёл далеко в горы и там он долго скитался. Но спустя многие дни скитаний по горам он нашёл среди гор прекрасную и неприступную долину, там он решил посадить свои семена. Семена взошли, а проклятье тёмного жреца не подействовало, потому что деревья выросли не из ногтя. А из семя другого дерева. Больше Пион не занимался врачеванием, он жил одиноко в неприступной долине и ухаживал за своими деревьями. Ухаживал он за ними с бескорыстной любовью и лаской, именно потому что у Пиона было большое, доброе сердце и совершенно бескорыстная любовь, самое первое дерево Пиона и не погибло тогда, и именно поэтому из каждого, даже самого маленького, семени взошли новые деревья.
В народе ходили разные слухи: одни говорили, будто он умер во время пожара, иные - что он умер, когда скитался по неприступным горам, а третьи говорили, что никакого Пиона и его чудесного дерева вовсе не свете не бывало.

Потом Пион умер, а его деревья продолжили жить и цвести в долине Пиона.
Так кончилась сказка о Пионе и о его дереве.


Однако, где кончается одна истоия, начинается другая. Именно благодаря этому случаю через много лет завязалась другая история, воспетая в легендах, как "Сказание о Нуан-Кера".
НО! По закону жанра надо напомнить: Это совсем другая история.

@темы: Творчество, Фрагменты

17:25 

Миром правит справедливость.
Меня очень долго не было, но то не моя вина. За это время у меня накопилось много чего интересного. Голимый текст, конечно.
Не знаю, когда снова смогу заглянуть, поэтому постараюсь выложить побольше сейчас.


Начало, оно же пролог.

@темы: Фрагменты

19:43 

Он злился.

Миром правит справедливость.
Он злился.
Впрочем, это неудивительно, потому, что он злился постоянно. На всё по ряд. Единственная вещь, на которую он никогда не злился - это зеркала. Он видел в них воплощение совершенства, но сейчас он злился именно из-за того, что он в этом усомнился. Он злился на себя, за то, что невольно позволил себе на мгновение помыслить о том, что на Свете есть что-то совершеннее.
Но, знаете, как говорят - всё познаётся в сравнении.

У него болели глаза. Роговица глаз покрылась кровавой плёнкой.
Своими неестественно длинными пальцами он сжимал синий шёлковый платок. Он очень любил прикасаться к мягкой материи, ещё он очень любил прикасаться своими длинными пальцами к идеально ровной поверхности своих зеркал, он очень любил смотреть на свой по-магическому синеватый силуэт, который отражался в них... Они - само совершенство, бесконечно совершенствующееся само в себе. Он смутно помнил, что он испытывал, когда впервые увидел их, он помнил, что в них чувствовалось что-то явно демоническое, но в то время, после гибели Атлантиды он был согласен на всё. Условия были такие: "Совладай с силой Великих Зерцал и никогда не будешь вновь порабощён..." Он помнил это, он помнил, как ненавидел своё рабство в икуатаровых рудниках Атлантиды, он помнил свой страх, смешанный с какой-то дикой радостью, когда видел, что Атлантида вокруг него буквальным образом разваливается на куски... Он помнил, как поднялось огромное цунами, но сектанты его спасли. Ему было тогда всего лишь семь лет.

Он злился. Он поставил перед собой задачу: выкопать в себе ответ на вопрос: "Почему я не убил ту девушку?"
Получилось три варианта ответа. Первый (и самый постыдный): "Я испугался её силы и побоялся перерезать ей глотку", второй: "Если я выполню поручение сектантов, то я им больше не понадоблюсь, и они меня просто кинут. Лучше уж я кину их", третий: "Мне понравилось на Мелионе и я не хочу отсюда уходить, а если я убью, то подозрение падёт на меня и сразу придётся делать ноги с Мелиона."

Гордость выбрала второй вариант.
Но, почему-то ему казалось, что он не до конца верный, да и вообще происходила какая-то аномалия, в это раз он сначала сделал. а уж потом нашёл подлинную причину, а подлинная ли она? Он хотел убить её, потому что она была атлантом, но не смог, просто рука не поднялась подло убить спящую девушку, несмотря на то, что подлость - одна из его главных черт характера. Он хотел убить её и ещё потому что на вступительном испытании она победила его, мало того - она умудрилась причинить ему такую страшную физическую боль, что слов человеческого языка будет мало, чтоб её описать, но он всё равно не убил её, когда была возможность.

Не убил и всё. Побоялся?...

@темы: Фрагменты

16:27 

Воистину, ТАИ...

Миром правит справедливость.
Да, удивительно, что я ещё не писала здесь фрагменты моей самой любимой истории.
Как свойственно мне, я написала о том, что мне понравилось, игнорируя то, что получился кусок из середины и читатели его не поймут, кто не поймёт - у меня спросит если вдруг заинтересуется.
Фрагмент под названием (весьма таинственным) "Воистину, ТАИ..."



- Садись! - голос Анны был неестественно низкий сейчас.
Таи испугалась её голоса. Ей было очень страшно. Она боялась скорого будущего. Боялась не на шутку.
Сквозь кроны огромных папоротниковых деревьев просачивался зеленоватый свет и всюду плясали солнечные зайчики.
- Садись на тот пьедестал, живо!! - ещё более громко сказала Высшая Магистресса.
Таи повиновалась. Не без усилий она взобралась на белый мраморный камень, который даже в такую жару, был холодным. Таи знала, что когда сидишь или стоишь на нём, мир изменяется, или изменяешься ты. Её синяя одежда стала сказаться ей угольно - чёрной, после того, как она села на пьедестал, цвет одежды, как бы перестал быть для неё синим. Зато она гораздо чётче стала видеть и слышать другие вещи - темные волосы Анны отливали фиолетовым в лучах света, а её смуглая кожа отливала золотом, Таи никогда прежде не замечала, насколько, на самом деле, красива эта женщина, которой, бог не весть сколько, лет. Изменилась не только Анна, изменилось само восприятие мира, чувства обострились до предела, а её, и без того прекрасный слух, теперь стал больше, чем абсолютным. Дыхание Таи наполняло весь лес, а она раньше этого не замечала. Деревья, оказывается, были такими живыми, такими же живыми, как и земля под ногами. И деревья и земля и сам воздух вокруг были наполнены жизненной силой. Она чувствовала, как под землёй копошатся мелкие насекомые, она чувствовала, что их действия, действия даже самого ничтожного из них отражаются на всём окружающем мире. Теперь Таи полностью понимала, что мир - это не только длина, ширина и высота, мир многомерен и планов бытия гораздо больше, чем семь ей доступных, их десятки, а может, и сотни...
Ей по-прежнему было очень страшно, но теперь ещё и интересно.
- Что ты чувствуешь сейчас? - спросила Магистресса педагогичным голосом.
- Всё... - откровенно ответила Таи.
Если Анна и прореагировала, то не подала вида, она сложила ладони вместе, отвела взгляд в сторону и немного постояла так, видимо, решая что-то. Спустя несколько минут, она заговорила:
- Таи, я погружу тебя в глубокий астральный гипноз, ты не должна сопротивляться мне. Ты понимаешь, что мы все и так очень сильно затянули с ним. Я собираюсь извлечь из твоего подсознания информацию о том дне, потому что ты о нём ничего можешь вспомнить. Это, возможно, может причинить тебе душевную боль, но тебе придётся пережить заново тот день, когда Атлантиды не стало. Я преследую две цели: Во-первых выяснить, по возможности, от чего мог начаться катаклизм, который стёр с лица земли целый остров и целый народ вместе с ним. Во-вторых: понять почему из всех жителей Атлантиды выжила ты одна. Если верить твоим словам, то ты и твои родители жили в портовом городе, на самом западном мысе, а его накрыло в первую очередь. Короче: расслабься, закрой глаза и приготовься к самому худшему, поняла?
- Да... - страх Таи удесятерился, она шестым чувством ощущала, что всё кончится плохими результатами. Она собрала всю свою сдержанность в кулак. Она закрыла глаза и почувствовала, что перестаёт осознавать себя в мире. Анна начала своё болезненное дело.
___________________­____________________­______________

Ей снова было страшно. Очень страшно. Она звала маму, а мама звала папу. Океан был спокойным, ничто не предвещало грядущей катастрофы, но вот на суше было неспокойно. Армия империи торской расы дошла и до Атлантиды. Многотысячные легионы внезапно и без предупреждения напали на первый город на их пути, город, где было Великое Хранилище, разумеется, торы хотят его захватить.
- Эал! ЭАЛ!! Быстрее! - кричала красивая, очень высокая, как все атланты, рыжеволосая женщина.
К ней подбежал высокий, кареглазый мужчина.
- Уходи! Спасай Таи и спасайся сама! Я должен уничтожить летописи!
- НЕТ! Я останусь с тобой!
- Подумай о дочери! Отправляйся в порт! Там отходит корабль, не ждите меня!
- Я не уйду! Я буду защищать Атлантиду! Я посажу Таи на корабль и вернусь, обещаю!
- Нет!
- ДА!!
Хнычущая неподалёку маленькая девочка вдруг вскричала:
- Мама, берегись!!
В сторону рыжей женщины летел огромный огненный шар. Но женщина, вовремя заметив его, отпрянула в сторону. Потом она бросила прощальный взгляд на бегущего в сторону Хранилища Эала, и поспешила к девочке. Она взяла её за руку и побежала вместе с ней в сторону порта.
В порту было ещё хуже, чем у Хранилища - там торская армия была в значительно большем количестве. Вражеских кораблей было слишком много, чтобы дать выйти из порта хотя-бы одному другому. "Всё кончено, мы умрём здесь..." - подумала мать девочки. Но всё-таки она не сдалась сразу же, она пошла искать дорогу в шахты, надеясь укрыть там свою дочь. Мать и дочь тающими силуэтами прошли мимо горящих домов и башен...
В ход в шахты был открыт, но рабы были обречены умереть там. Мать понимала это, дочь - нет.
Возле шахты стояло трое человек, одетых в чёрное, один из них держал на руках мальчика, ровесник Таи или постарше, одного из рабов наверное. Люди стояли в магическом кругу, чертить которые могли только треогендорны, произнеся хором какое-то слово все трое исчезли, и мальчик вместе с ними. Мгновение спустя вход в шахту обвалился. На глазах матери заблестели слёзы, ей было всё равно, кто были те трое, загадочно исчезнувшие прямо из круга, ей было всё равно, кем был тот мальчик, которого они забрали с собой и почему они его забрали, она думала только о своей дочери.
- Аэ! - закричал знакомый голос сзади.
Женщина медленно обернулась, и, о чудо, это был Эал! Её муж и отец маленькой Таи.
- Эал? Эал, это ты? Ты жив? - не веря своим глазам спросила Аэ.
- Да, да я жив. - ответил Эал. Он тяжело дышал от быстрого бега, на шее вздымались и опускались, свойственные всем атлантам, жабры.
- А летописи?
- Уничтожены. Нам нужно поскорее отправиться к лагуне, возможно, торы до туда ещё не дошли. В порту все корабли уже потоплены...
- Я знаю, знаю...
- Идём! Мы спасёмся. - поторопил свою жену Эал.
Но они не спаслись. Первым погиб отец Таи, когда в него вонзился острый вражеский меч, меч должен был попасть в Аэ, но попал в Эала, который заслонил её. Мать погибла позже, тоже на глазах Таи. Аэ горела заживо под действием какого заклятия.
Таи смотрела на то, как руки, ноги, волосы и лицо матери с молниеносной скоростью пожирает огонь. В этот момент девочка испытала такое душевное потрясение, что оно справоцировало её...

Вся титаническая боль Таи выплеснулась наружу. Наружу выплеснулась её сила, сила её воли. Девочка хотела только одного - чтоб это всё кончилось, но хотела она этого слишком сильно...

Огромная, высотой почти километр, волна поднялась из морских пучин и в одно мучительно долгое мгновение накрыла Великую Атлантиду, навсегда. Волна затронула всё, кроме того существа, которое её вызвало, кроме Таи...
___________________­____________________­____________________­_____________

Таи лежала на земле в лесу и плакала, она не могла остановиться...
Магистресса Анна знала, что слово "таи" с языка атлантов можно перевести, как причиняющая страдания и смерть, единственное, что она сказала уходя из леса было: "Воистину, ТАИ..."

@темы: Фрагменты

Архей

главная