• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:12 

Принц несмеян.

Миром правит справедливость.
Честно говоря, мне не нравится эта сказка, какая-то она уродливая. Жаль, что я её написала, но всё-таки выложу её здесь.

Было на свете когда-то давным-давно одно государство. В нём любили смеяться и не любили плакать. Жизнь там была весёлой и праздной. Весёлое время было названо «золотым веком» этой страны, потому что все люди веселились от души и не знали печали и обиды. Но годы наслаждений истощили страну и превратили её в унылое и мрачное королевство. Но хуже всего было не это. Хуже всего было то, что в ней больше никто не смеялся. Никто не радовался, никто не веселился. И было это не только потому что страна истощила свои природные богатства, а главным образом потому что нечем было больше смешить людей. Иногда приятно бывает, когда работаешь не покладая рук, а знакомый какой-нибудь возьми да и расскажи шутку. Так и работа не в тягость. Но и шутки кончились у людей. Когда-то смешная и остроумная шутка превратилась в замасленную фразу, которую все слышали сто раз. Кое-кто пытался придумать что-нибудь новое, но только ничего свежего всё равно не получалось. Все темы были уже разобраны и все весёлые истории рассказаны годы назад.
Простой народ смирился с этим недостатком доброго смеха, а вот богатеи смиряться не хотели. Они посылали гонцов в дальние страны, вызывали самых лучших шутов и танцоров, дабы развлечь себя и своих детей. Но это недолго доставляло радость, потом волшебники, чернокожие танцоры, восточные красавицы, талантливые шуты из заморских стран быстро наскучили детям богатых вельмож. И они хотели чего-нибудь новенького. Но их караваны обошли весь свет, корабли проплыли от горизонта до горизонта, но едва ли кто находил ещё хоть что-нибудь необычное. Так прошло ещё несколько лет. Некоторые из богатых людей развлекали себя тем, что наблюдали то, как забивают насмерть палками непослушных рабов. Некоторые находили удовольствие в том, что сами участвуют в этом. Другие – приказывали шутам ломать себе кости прямо во время представления и при этом не прослезиться. Третьи – вдыхали опьяняющий дым и забывались дрёмой. А некоторые ничего не делали, а просто сидели и плакали от неспособности смеяться.
читать дальше

@темы: Сказки

22:30 

"Я и ты"

Миром правит справедливость.
Из боли выкован мой меч,
В горниле смерти закалён,
Чтоб неприятеля пресечь
И изрубить его, как лён.

Из безмятежности твой ум,
Из бесконечности душа.
Нету в тебе недобрых дум
И тем спокойнее дышать.

Из ярости мой дух взращён,
Отдавший всё за гул побед,
Из глотки смерти возвращён,
Чтоб вновь избавить мир от бед.

Из-за луны вернёшься ты,
Неторопливо приземляясь.
Осуществить свои мечты
Тебе, как маленькую малость.

Я разбивал в кровь кулаки,
Чтоб цель достичь своим трудом.
Мечты, всё так же далеки,
Но только ими я ведом.

Твой ум всё шире, шире, шире,
Твоя душа с ним заодно.
Теперь ты всюду: в целом мире
Себя почувствовать дано.

Я - полководец нерушимый,
Я - повелитель сильных орд,
Но вижу я с этой вершины:
Не счастлив вовсе мой народ.

далее

@темы: Стихи, Творчество, философские размышления

17:54 

"О пасхальных яйцах" - к ЮА

Миром правит справедливость.
«ЮА» - расшифровывается, как юный автор. Думаю, призыв относится и ко мне, поскольку я тоже отношусь к многочисленным ЮА.
Боюсь, что призыв мой не будет услышан, наверное, вообще никем. Но поживём – увидим.
В этой статье я хочу выразить свой взгляд на то, каким должно быть настоящее литературное произведение и вообще любое произведение искусства. Данный текст будет обращён к талантливым ЮА, по большей части – к тем, кто уже неплохо отточил мастерство (имеются ввиду ЮА, чей возраст варьируется от двадцати до тридцати), но и остальным тоже, думаю, будет полезно. Все вы замечательные.

Во-первых: я хочу сказать, что не люблю творчество молодых авторов. Не надо думать, будто я считаю всех ЮА бездарностями. Хотя, в некотором роде, я вас таковыми и считаю, но не спешите с выводами.
Чтобы не ходить вокруг да около, я приведу вам пример, и вы сами поймёте, о чём я говорю.
Представь себе, что ты – голодный человек. Не то, чтобы слишком, но довольно ощутимо. Тебе дают два чудесных куриных яйца. Одно пасхальное, изобилующее буйством красок, замечательными золотистыми узорами, в которых чувствуется рука мастера (не забудьте об этой детали), радующими глаз миниатюрными рисунками и многим другим. А второе – обычное белое куриное яйцо: никаких недостатков, никаких достоинств. Какое из них тебе первое бросится в глаза? Конечно, пасхальное. Ты будешь им любоваться, рассматривать его, радоваться его красоте (и об этой детали не забудьте). Но когда тебе дали в руки оба яйца, ты вдруг чувствуешь, что пасхальное в несколько раз легче белого. Одно небольшое усилие пальца, и ты проломил тонкую скорлупу, а внутри – пусто. А твой живот предательски урчит. Ты вспоминаешь про второе яйцо. Обдираешь его скорлупу, и перед вами предстаёт замечательный варёный вкрутую белок и желток. Ты радуешься. Ты радовался и красоте пасхального яйца, но вот какая из радостей более настоящая?
Естественно, ты съедаешь яйцо. Желудок уже не урчит.
А если бы тебя заставили написать рецензию на каждое яйцо, то о каком из двух ты бы отзывался с большей теплотой?
Это, конечно, чисто фигуральный пример. НО – если это яйцо, то оно должно кормить.

дальше - больше

@темы: Статьи

13:38 

Миром правит справедливость.
- Чего?
Воцарилась недолгая пауза. На лице мужчины отражалось лишь лёгкое раздражение. Он вздохнул и с плохо скрываемой надменностью сказал:
- У тебя что-то со слухом? Если ты атлант, то слух у тебя, должно быть, отличный. Ну, ладно, повторяю ещё раз: от имени Совета Миротворцев мы арестуем тебя.
До девушки наконец-то дошёл смысл его слов. И это мгновенно вызвало волну негодования с её стороны:
- С какой это стати, позвольте спросить? Кто дал вам на это право? На каких основаниях вы арестуете меня?
- Я же уже сказал, что мы – представители Совета Миротворцев. Мы пришли к решению взять тебя под арест на недавнем экстренном собрании Совета. Это решение было принято единогласно верхней палатой, а те из нижних палат, кто был против, весьма редки.
Таи попятилась. Перед ней стояло пятеро человек: четверо мужчин и одна женщина. Они все были облачены в зелёные мантии, которые Таи узнала с первого взгляда: такую мантию носила Анна. Такая мантия была знаком принадлежности к Совету Миротворцев. Кроме Анны Таи никогда прежде не видела никого из этого совета. Но она знала, что это – высший орган власти на планете. Миротворцы, как правило, соблюдают нейтралитет и начинают действовать только тогда, когда это необходимо. Шесть лет назад, к примеру, они заставили торскую империю прекратить завоевательные походы. Они много делают для государств и сохраняют мир между ними. Конечно, они прибегают к своей власти, только если возникает глобальная проблема, способная затронуть всё человечество. Но взять одного-единственного человека под арест, да ещё и объявить, что по этому поводу было созвано экстренное собрание… «Что-то тут нечисто», - думала Таи, а вслух сказала:
- Вы не ответили на мои вопросы. Даже если вы из Миротворцев, это не даёт вам право арестовать меня без веских на то…
- Оснований предостаточно, - прервал её надменный паренёк, - Ты, думаю, и сама прекрасно понимаешь, что я имею ввиду.
Таи понимала. Она давно уже знала, что Совет может призвать её к ответственности за катастрофу с Атлантидой, её предупреждала об этом Анна. Анна…
И тут вдруг Таи вспомнила: Анна не просто состоит в Совете Миротворцев, она состоит в верхней палате. Она – одна из тех избранных десяти человек на всей планете, чьё решение нельзя оспорить. Если мнение какого-то Миротворца из нижних палат не совпадает с общим решением, его могут проигнорировать, однако если хоть один член верхней палаты проявит несогласие, то даже если все остальные сорок девять человек будут дружно «за», вердикт вынести нельзя.
«Этот человек сказал, что решение единогласное», - размышляла Таи, - «Если это так, то и Анна, должно быть, согласилась с ним. Но Анна не могла этого сделать. Она не могла предать меня. Я помню, как она пообещала мне, что не позволит Совету вершить надо мной суд. Но почему же тогда…»
Таи ненадолго закрыла глаза. Когда она открыла их вновь, пятерым людям, стоящим перед ней, сразу стало заметно, что что-то изменилось в глазах девушки, это было незримо, но ощутимо.
Но то, что увидела сама девушка, было ещё более странным: эфир не отражал ложь. Это были обычные люди, с шестью тонкими телами у каждого, ничего вокруг них в эфире не было похоже на намеренный обман. «Может их самих обманули?» - подумала Таи.
Самый надменный и единственный из пятерых, кто говорил с ней, решил не тянуть кота за хвост:
- Ты отправишься с нами. Нравится тебе это или нет!
Взгляд девушки-атланта, бывший до этого прикованным к одной точке, резко переметнулся на него. Молодой человек, сам от себя не ожидая, отступил на шаг.
- Если вы и вправду из Совета Миротворцев и если и вправду решение арестовать меня было обоюдным для верховной палаты, то почему вы проигнорировали Анну? – громче обычного спросила Таи, - Почему Совет позволил себе более не принимать во внимание мнение одного из членов верхней палаты? Анна бы не стала отдавать меня вам. Она бы не предала меня, пусть даже, если бы она была единственной, кто не соглашался с решением. Тогда почему Совет не соблюдают свои же правила?
- Я так и знал, - сказал один из мужчин, самый низкорослый и, судя по виду, самый старший из всех, - Влияние этой девчонки распространялось и на верховную магистрессу. Я давно говорил, что Анне доверять больше нельзя. Но меня, само собой, мало кто слушал, ведь я из третьей палаты.
- А ведь госпожа Клара Ланро-ур говорила то же самое, - прибавил второй, стоящий рядом с ним.
Но надменный молодой человек только нервно махнул в ответ рукой:
- Это больше не имеет значения. Анна мертва.
- Да, но, если бы не она, то мы могли бы взять эту девчонку намного раньше, когда она ещё не успела набрать силу. А теперь… неизвестно, что может случиться, - сказал невысокий старик.
Но юный и гордый Миротворец не стал воспринимать его слова всерьёз:
- Ничего не случится, - с апломбом сказал он, - Эта девчонка воспитана в Эйкосе и поэтому не станет намерено нападать на нас. К тому же, мы ждали ровно столько, сколько могли себе позволить. Если бы Анна не отправилась на верную смерть сама, то я бы всё равно приказал моим людям убрать её. Она была слишком серьёзной занозой для Совета. И даже, пусть, не я, так кто-нибудь ещё…
- Тебе бы хватило дерзости? – спросил у него низком басом мужчина в капюшоне, молчавший доселе, - Анна была слишком уважаема в гильдии творцов. Если просто взять и убрать её, то они могли бы взбунтоваться и в знак протеста перестать…
- Ты что, ещё не понял, Анастасий? – с неожиданной резкостью обратился к нему юноша, - Я НИЧЕГО не боюсь. Даже протестов со стороны творцов. Эта гильдия вообще потеряет силу, если Совет примет МОЙ проект. Так или иначе, такие, как Анна, другие магистры Эйкоса, или члены гильдии творцов – отмирающий тип людей.
- Ты так в этом уверен? Ты молод, можешь и ошибаться.
- Ошибаться?! – это слово, похоже, резануло по его гордости больнее любого ножа, - Не забывайся, Анастасий! За свою короткую жизнь я повидал и пережил в разы больше, чем ты за свою долгий и нудный жизненный путь. Не учи меня мыслить! – потом он вздохнул, смиряя свой праведный гнев, и добавил – В любом случае, смерть Анны – невеликая потеря для Совета.
Спокойная высокая женщина с тяжёлыми тёмными волосами, долгое время похожая на бездвижную восковую фигуру, вдруг подошла к молодому лидеру их небольшой компании и сказала чуть приглушённым тоном:
- Эта девочка опасна. Не стоило говорить при ней такого, это может её спровоцировать.
Только теперь, услышав её слова, беседующие вновь обратили своё внимание на эту девушку-атланта.
Таи стояла неподвижно с каким-то странным выражением на лице: смесью страха и ошеломления. И, кажется, она стояла так уже несколько минут. Эфирное зрение она больше не поддерживала. В этом не было больше смысла: никто не лгал.
«Анна мертва? Анна мертва?! МЕРТВА?!!» - она снова и снова проговаривала это мысленно, но смысл этих слов никак не укладывался у неё в голове.
Один из Миротворцев молча вынул из внутреннего кармана плаща какой-то свиток и развернул его, показывая Таи. Та, словно бы устало, лениво делая одолжение, перевела на него взгляд. На свитке было написано что-то крупными красными латинскими буквами. Девушка была уже не в том состоянии, чтобы разбирать чей-то корявый почерк, но что-то в странном сплетении слов и букв говорило ей о том, что это не ордер на её арест.
Поняв по её лицу и неподвижным остекленевшим глазам, что она не читает, а просто пялится на пергамент, Миротворец начал читать вслух:
- Кхм-кхм: «Настоящим утверждено решение полного Совета Миротворцев, а именно: его верхней, средней и нижней палаты. Сие решение состоит в следующем: призвать к ответу за возобновление морских военных действий в районе приконтинентального архипелага первых правителей империи торов – императора и его жену. А также предъявить упомянутым требование снять морскую и воздушную блокаду со следующих островов: Уран, Рупес и Мэлеон. Помимо этого, снять огненные печати, ограничивающие путешествия в параллельные измерения, с воздушного пространства над островами. Другими словами: полностью прекратить какую-либо агрессию в отношении этих и других островов приконтинентального архипелага». Здесь, эм… все пятьдесят подписей.
- Ты понимаешь, какую власть мы имеем? – подал голос надменный, - Если ты будешь сопротивляться аресту, мы уничтожим этот документ и твой любимый Эйкос так и останется в блокаде до тех пор, пока не он сдастся. Совет официально разрешил мне использовать любые методы, чтоб арестовать тебя. Тебе не кажется, что шантаж – это наиболее гуманный из них? М-м-м? Чёрт побери! Да вернись ты в реальность, наконец! Неужели ты в первый раз услышала о том, что Анна умерла?!
Таи вдруг вздрогнула, на её глазах появились слёзы. Она постаралась их сдержать.
- Так каково твоё решение? – спросила у неё темноволосая женщина.
Несколько секунд Таи молча смотрела себе под ноги, разглядывая свои сандалии и мысленно надеясь, что слёзы не будут предательски капать с её ресниц на пыльную землю.
- Хорошо, я пойду с вами. Но… - она сдавленно всхлипнула, - с условием, что вы заставите торскую империю снять блокаду.
- Вот и отлично.
***

читать дальше

@темы: Фрагменты

15:14 

О созидании и разрушении

Миром правит справедливость.
Стоял знойный полдень. Ребятишки разного возраста заползали под тени деревьев, спасаясь от палящей жары. В центре поляны стояла невысокая темноволосая женщина. Она обвела взглядом детей, пересчитывая их.
- Так-с… Все на месте? Отлично. Можно начинать урок. Кто знает, о чём сегодня пойдёт речь?
Маленький мальчишка-тор с огненно рыжими волосами отреагировал первым:
- На прошлом занятии вы сказали, что будите рассказывать про основы нашего мира! – с энтузиазмом выкрикнул он.
Женщина кивнула:
- Молодец, Макс. А кто скажет, какова основополагающая сила планеты?
- Жизненная энергия! - сказала золотоволосая девочка-джеф, сидящая ближе всех к учительнице.
- Правильно, Саша. Вы все знаете, что всё в мире состоит из жизненной или, как иначе её называют, созидательной энергии. Кто мне скажет, чему обучают в Эйкосе? – последовала небольшая пауза, затем учительница резко крикнула: ТАИ!
Девочка, увлечённо изучающая свои сандалии, вздрогнула от неожиданности. Женщина с угрюмым видом нависла над ней и повторила вопрос:
- Таи, чему обучают в Эйкосе?
Девочка замялась: она не знала чёткого ответа.
- Ну-у-у… делать всякие… разные вещи из ничего, - неуверенно сказала она.
Сидящая неподалёку Саша хихикнула и тут же потянула руку, желая ответить. Таи вся сжалась под гнётом яростного взгляда магисрессы, но, к счастью, внимание женщины переключилось на девчонку, тянущую руку:
- Саша, хочешь ответить? Ну, что ж, давай.
- Первостепенной задачей обучения в Эйкосе является создание различных веществ – органических и неорганических на основе преобразования жизненной энергии человека в материю! – выпалила она.
- Хм… Неплохо, Саша. Но Таи ответила лучше.
- Почему?! – возмутилась девочка-джеф.
- Потому что она объяснила это так, как сама понимает, а ты пересказала заученный текст.
Саша сделала недовольное лицо, но ничего не ответила.
- Саша сказала всё правильно. Действительно, Эйкос – это школа, где со временем вас научат создавать материю из своей созидательной энергии.
Мальчик-лус поднял руку.
- Что? – спросила у него учительница.
- Вы как-то обмолвились, что помимо созидательной энергии существует так же и разрушительная. Расскажите о ней, - сказал мальчик.
- Не забегай вперёд. Я расскажу и о разрушительной энергии на нашем сегодняшнем уроке, просто внимательно слушай, - ответила магистресса.
читать дальше

@темы: Фрагменты

14:45 

Надо! Надо рассказать!

Миром правит справедливость.
В голове так много ран
Для отмазки:
Я не хочу читать Коран
Мусульманский!!!


Вот так вот и надо оформлять капризы в стихи. Так они кажутся менее глупыми.

Я дошла до середины "коровы" и выяснила из неё только то, что там тавтология на тавтологии и тавтологией погоняет... Неужели так всё время будет?! Наверное, я слишком ещё маленькая, чтоб понять эту книгу. Восток, всё ж-таки - дело тонкое. Или мне просто на старорусском читать тяжело? В подлиннике-то я точно ничего не пойму, может, конечно, это моё упущение, но я не знаю арабский.
Может, начну с Библии? Всяко, ближе к понимаю, чем Коран.

@темы: Мимолётно и глупо

14:17 

Небо вяжет покрывало...

Миром правит справедливость.
Песня долгих зимних вечеров.
Счёт "раз-два-три-четыре­", но это не марш. Аккомпанимент в течение всей песни это гулкие удары в соответствии со счётом.


читать дальше

@темы: Стихи, Песни, Времена года, Творчество

13:26 

Миром правит справедливость.
Несколько секунд толпа молчала, осознавая, что стоящая перед ними пожилая женщина – действительно та самая Энналай. Молодые люди видели её вообще впервые, а их родителям потребовалось немного времени, чтоб узнать в одряхлевшей жрице бывшую правительницу ордена жрецов. Энналай оставила свой пост почти тридцать лет назад, странно то, что после неё никто не мог продержаться на этой должности более двух-трёх лет. Большинство людей представляло её, как седовласую, умудрённую опытом, верховную жрицу, всегда знающую ответы на все вопросы и готовую в любой момент помочь народу, нуждающимся в помощи. Многие люди верили, что Энналай покинула орден ради выполнения тайной миссии, которую ей поручили сами боги, но не так много людей понимали, что Энналай просто устала быть верховной жрицей ордена.

читать дальше

@темы: Фрагменты

13:15 

"Изобретение сверхпроводника" или "Выбор миссис Джейн Браунстоун"

Миром правит справедливость.
“Кто такая миссис Джейн Браунстоун?” – спросите вы, прочитав название. А я отвечу: “И верно… Кто это такая?” А особо невежественные могут подумать: “А что такое сверхпроводник?” А я отвечу: “Это то, чем человечество никогда не будет обладать”. И тут же добавлю: “Знаете почему?!” Вы в ответ молчите. “Потому что Я так хочу!” – и зальюсь звонким, но ничуть не безумным смехом.

Миссис Джейн Браунстоун выглядела сегодня безупречно. Впрочем, также, как и всегда. Волосы ниспадали на плечи иссиня-чёрной волной. Красивые тёмные глаза, немного впалые щёки и тонкие бескровные губы обрамляла незаметная сеточка морщин, но они не старили её, а, скорее, придавали солидность, важность, вид человека с опытом. Воротник снежно-белой блузы выглядывал из-под строго чёрного костюма. На рукавах пиджака поблёскивали небольшие синие атласно-гладкие пуговицы. Узкие, чуть длинноватые брюки, идеально сочетались с пиджаком, они явно были из одного комплекта и, кажется, были одеты на своей хозяйке впервые.
По выражению лица этой женщины трудно было что-то понять: полностью отрешённый, но ни капли не растерянный взгляд был устремлён куда-то вверх, сквозь бетонные стены и гипсокартонные прокладки перегородок, на лице время от времени появлялось подобие улыбки и мгновения спустя исчезало без следа. Она редко моргала, но моргала не так, как большинство людей: быстро за доли секунды, а, наоборот, медленно, лениво и, если бы не абсолютно ясный и здравый взгляд, то можно подумать, что она хочет спать.
О ней самой было известно немного. Её коллеги говорили, что она уже много лет не замужем, что у неё нет детей и даже домашних животных, что она родилась в Северной Каролине и что ей приблизительно за сорок, но больше никто ничего не знал, да и не интересовался.
Никто не знал, какова была жизнь этой женщины.
Джейн вышла замуж, когда ей было двадцать два года. Она была обыкновенной девушкой, так и тысячи таких же. Встретив своего мужа, она без памяти влюбилась в него, а он – в неё. О жизни Джейн и её мужа неизвестно почти ничего, вроде бы они путешествовали по всему земному шару, собирали ощущения и воспоминания, занимались дайвингом и скалолазанием, в общем – жили яркой и полноценной жизнью. Джейн и Джордж прожили в браке около восьми лет. Все изменилось в одночасье. Однажды ей просто позвонили по телефону и сообщили о том, что некий Джордж Браунстоун погиб в автокатастрофе и ей нужно придти на опознание. Джейн не поверила. Она не верила до тех пор, пока не увидела мёртвое тело своего мужа. Не поверила она и тому, что это назвали несчастным случаем. Она долго и упрямо добивалась того, чтоб завели дело и ещё дольше всеми способами пыталась доказать вину предполагаемых убийц. Это были его конкуренты по работе. Но, даже когда, наконец, было доказано, что этот «несчастный случай» подстроили действительно они, Джейн ничего хорошего не ощутила. Не было удовлетворения от того, что эти ублюдки сели за решётку, не было чувства исполненной мести, не было ничего, как и прежде, кроме боли. Наверное, даже если бы их приговорили к смерти и позволили Джейн лично исполнить приговор, это не притупило бы боли. Возможно, она бы покончила с собой уже после опознания, если бы не любовь к Джорджу. Её муж был весьма религиозен и считал, что самоубийство – великий грех. Джейн не могла причинить боль Джорджу, она не могла поступить так, потому что он бы этого не хотел.
Она изменилась с тех пор. Вся её жизнь раскололась на две половины – «до» и «после». До того, как умер Джордж, Джейн была простым рядовым инженером в институте химии. Но овдовев, она целиком и полностью посвятила себя тому, что, как она надеялась, заполнит образовавшеюся пустоту в душе – науке. Она уничтожила все фотографии, все письма и другие свидетельства о том, что в её жизни когда-то был человек по имени Джордж Браунстоун. Только лишь фамилию она сменить не решилась, она решила просто забыть свою девичью фамилию и убедить себя в том, что с самого рождения носила фамилию Браунстоун, а слово «миссис» - это просто ошибка собеседников, которые не знают замужем она или нет. Она занимается наукой уже без малого тринадцать лет, за это время она успела стереть из своей памяти всё, что было «до». Хотя, она, конечно, ничего не забыла, а просто не хотела вспоминать. Ей хотелось верить, что время лечит от всего.

и каков же выбор?

@темы: Сказки

14:41 

Два брата и буран

Миром правит справедливость.
Как-то раз в одной далёкой-далёкой стране жили два брата. Старший был смелый и неистовый, а младший был мудрый и рассудительный. Оба они были сильные и выносливые. Спорили они друг с другом зачастую без повода. Жили они в горах, а горы – опасны и непредсказуемы. Братья знали об этом с детства, но всё равно не могли догадаться, что может ждать их на пути. Каждый год они спускались в долину, чтоб продать то, что вырастили у себя в огороде, они очень бережно относились к своей земле, возделывали её всегда с особым усердием. Но кроме того, чтоб продать свой урожай да купить на вырученные деньги новой обуви к зиме, причин не было спускаться к людям, и они не спускались. О братьях в нижних деревнях ходили разные сплетни и слухи, будто бы они дух гор себе приручили и не хотят делиться могуществом, отчего и с людьми не водятся. Или то, что старший брат нашёл как-то раз в глухой чаще лесного массива под старой сосной сокровища – золото и драгоценные камни, обрадовался старший брат и младшему давай рассказывать, а у младшего от алчности в глазах-то и помутилось, что отобрал он у старшего брата всё золото и драгоценности и удрал в лесную чащу, а старший за ним помчался, с тех пор они и не могут поделить найденные сокровища, поэтому и спорят часто по всякому поводу. Говорили о них ещё и то, что волками или совами иногда они по ночам оборачиваются, спускаются в долину, следят за людьми. Но это были всего лишь сказки. Конечно, не могли подчинить братья себе дух гор, да и не пытались сделать это, ровно как никаких сокровищ никто не находил и ни волками, ни филинами обернуться не могли. Но в деревнях их уважали и побаивались, слишком уж они нелюдимые были. Жили они уединённо, но довольно неплохо. Их родители погибли под лавиной, когда старшему брату только исполнилось восемнадцать, а младшему ещё пятнадцати не было. После этого остались они одни в родительском доме и, как и родители, остались там жить отшельниками высоко в горах. Людей они видели редко, чаще они видели зверей да птиц всяких. Охотились на зверей, бывало, но редко ловили. Звери знали непролазные горные тропы, больше ихнего. В общем, они были простыми отшельниками-горцам­и, и ничего в них не было примечательного. Но случилась с ними как-то раз одна беда…
Оправились однажды они в ближайшее село, чтоб продать овощи и грибы, но короткую дорогу перекрыло каменным обвалом, а то была поздняя осень и ждать более с продажей урожая было нельзя. ­­Поэтому отправились братья через неприступное ущёлье длинной, неизведанной дорогой. Но случилось неожиданное: пришла в тот год зима прежде времени. Шли они по промёрзлым камням, как вдруг стали замечать, что снег начал падать. Они прибавили шагу. Поначалу это была только мелкая крупа. Брат старший стал подгонять младшего, а младший, поторапливаясь, сетовал из-за того, что раньше они не собрались идти. Но ветер стал усиливаться, а снегопад становился гуще. И метель настигла братьев на середине пути через ущёлье. Они хотели переждать вьюгу, но решили не терять времени.
Приближалась ночь. Метель в порыве неистовства норовила разорвать братьев в клочья, но те не сдавались и шли вперёд, уже не видя даже друг друга. Вьюга становилась всё сильнее, и в конце концов братья окончательно потеряли направление. К полуночи пришли они к скале странной формы. Эту скалу они либо не узнали, либо вообще не видели прежде. Старший брат стал уговаривать младшего пойти направо, он верил, что этим путём они доберутся до долины. Но младший боялся идти направо, он предлагал обойти скалу слева, путь налево быть хоть и узок, но менее продуваемый, а старший брат настаивал на своём и говорил, что такое узкое ущелье, скорее всего кончится тупиком, но младший был непреклонен. Спорили они, перекрикивая завывания ледяного ветра, не обращая внимая на усиливающийся холод и нескончаемый снегопад. «Направо!» - кричал старший, «Налево!» - твердил младший. Спорили они у скалы очень долго, не было видно конца этому спору, оба брата были упрямее ветра. Но вдруг: в вершину скалы с оглушительным грохотанием ударила сильнейшая молния. Посыпались вниз камни, повалились сугробы снега. Братья ошарашено глядели друг на друга несколько секунд, а потом не сговариваясь взяли каждый свой мешок и пошли дальше, старший пошёл направо, а младший – налево.
­­Что было той молнией? Что было тем неистовым бураном? Что бы ими не было, но однозначно известно только то, что случилось той ночью что-то такое, что оказалось за пределами понимания сельчан. Каждый потом трактовал эту историю на свой лад. А случилось вот что:
Младший брат шёл сквозь буран и узкое ущёлье, истощила метель его силы. Бросил он мешок со своими пожитками да овощами, что хотел продать. Пошёл он дальше налегке, спасая свою жизнь. Долго-долго брёл он по сужающемуся проходу в горах, по звериной тропе, по острым камням, подгоняемый злым холодным ветром и беспрестанно падающим снегом. На утро пришёл младший брат в долину и добрался до ближайшего села. Рассказал о страшном буране, о молнии, о том, как чудом спасся. А сельчане только плечами пожимали: мол, никакой молнии не было, да и буря не такая уж жуткая была.­­ А на следующий день разыскал младший брат с сельчанами своего старшего брата. Старший брат замёрз в горах насмерть. Горько плакал младший брат над его телом. А потом похоронил его по всем традициям горцев.

Старший брат был уверен в том, что младший неправ и потому не стал идти с ним в узкий, непонятно как прорубленный лаз. Он пошёл по дороге, которая казалось ему надёжнее, быстрее и главное – вернее. Злился он на брата своего. А буран, как будто в такт его мыслям дул всё сильнее и сильнее. Счёт времени он потерял, но упрямо шёл вперёд не меняя своего направления. Даже тогда, в трудный и тяжёлый для обоих момент, они не смогли придти к соглашению мирно. Оба были упёртые и непоколебимые ни на каплю, словно скалистые хребты. Друг на друга, бывало, озлобятся, а теперь и вовсе были злые и обиженные, а буря только подкрепляла их обиду. Пришёл старший брат в село ближнее, как вьюга унялась и узнал, что его младшего брата нашли мёртвым, неподалёку от деревни. Отчаялся старший брат от горя, на молнию всё пенял да на буран. А буран-то, знай себе, дул и дул, ни в чём он был невиноватый, особенно в том, что братья разными дорогами пошли, которые больше не пересекутся. Похоронил старший брат младшего и ушёл обратно в горы, сломленный своей утратой.

Так и получилось. Поползли вокруг этой истории слухи да сплетни и, сталкивались, иной раз, очень противоречивые. Хотите верьте, хотите – нет.
Младший брат приходил на могилу старшего – просить у него прощенья, а старший брат – на могилу младшего, просить у него прощенья

@темы: Сказки, "Поучительные рассказы"

14:32 

Музыка дождя

Миром правит справедливость.
Дождь настиг меня у перевала.
Душно. Воздух тут перед грозою парит.
Птичка дивная меж веточек сновала,­­
Но исчезла, только гром ударил.
Гулко, словно с гор упал валун
Капля первая ударила дорожку,
Эту каплю ждали много лун,
А она лишь пыль смогла смочить немножко.
Вот вторя, третия упали,
Вот четвёртая, чуть погодя.
Листья и кусты их поджидали
И прислушивались к музыке дождя.

Вся моя одежда вымокла до нитки,
Волосы к лицу прилипли тут и там.
Кто-то, может быть, считает это пыткой:
Слыхивать удары в громовой тамтам.
Но раскаты грома не пугают,
Даже убаюкать постепенно могут.
Молнии невдалеке сверкают.
Дождь усиливается понемногу.
Нет значения всем моим делам,
Я о них всё забываю уходя
И, подобно листьям и стволам
Вслушиваюсь в музыку дождя.

@темы: Стихи

14:30 

Что есть истина? Что есть жизнь?

Миром правит справедливость.
Жизнь прекрасна и нет причин от неё бежать.
Давайте просто существовать в этом ослепительно-велико­лепном мире.


На твою голову падает град. Холодные куски льда беспощадно лупят тебя по спине и плечам. Ты ищешь подходящий карниз, чтоб укрыться под ним. Ты бежишь, чертыхаясь и бранясь на плохую погоду. Холодно, мокро и больно. Одиноко. До боли одиноко. Нигде нет никакого карниза, нет даже деревца. Ты отчаиваешься, плачешь, злишься и ненавидишь.
И вот ты уже не бежишь, а идёшь, покорно подставляя свою голову частым и тяжёлым ударам. По щеке уже стекает кровь. Она попадает в тяжело дышащий открытый рот, ты чувствуешь её солёный вкус на своём языке. Это придаёт тебе сил, ты снова пытаешься пойти наперекор стихии. И снова ты терпишь поражение.
Ты падаешь на колени, из последних сил выкрикивая в небо: "Я сдаюсь! Ты победил меня, град!" А град, похоже, не понимает ни единого слова, или ему просто нравится стирать в порошок своих побеждённых.
Тьма застилает твои глаза, тебе хочется спать. Ты уже почти не замечаешь больших и холодных градин, беспрестанно колотящих тебя. Что-то в сознании твердит о том, что ни в коем случае нельзя спать, от этой мысли в воображении всплывают полузабытые образы из рассказа Рэя Брэдбери - "Уснувший в армагеддоне". Это начинает казаться смешным.
И вот ты уже лежишь на земле лицом вниз. Сознание, капля за каплей, покидает тебя. Ты больше не плачешь, в этом просто нет смысла, ты вспоминаешь самые светлые моменты свой жизни и понимаешь, что их не так уж и много. Ровно, как и плохих. Жизнь твоя была до удивления коротка. Ты неизбежно и стремительно идёшь к осознанию того, что ты - песчинка на пустынном пляже, унесённая внезапной волной. Ни одна другая песчинка, оставшаяся нетронутой, не заплачет и не станет грустить о тебе. Тебе становится так больно, как не было ещё никогда. Ты понимаешь, что жизнь твоя была просто прожита, ни для кого и ни для чего, даже не для себя. В погоне за минутными удовольствиями, будучи обманутым собственным наивным разумом, ты просто-напросто раздробил свою жизнь на множество практически незаметных мгновений наслаждений или негодования, изнахратил её бессмысленными и мнимыми нуждами, разбил её на частички, изменив целому естеству. Жизнь сейчас перед твоим мысленным взором подобна пёстрому калейдоскопу из воспоминаний. Сама человеческая жизнь - просто мгновение, и ты никак не можешь решить, каким было твоё мгновение - радостным или грустным. Радость и грусть так часто сменяли друг друга, что теперь это больше похоже не на чередование чёрного и белого, а на единое серое пятно. Ты пытаешься понять, что мешало твоей жизни быть сплошной полосой счастья. Что мешало тебе сделать её такой, но даже на пороге смерти ты не можешь отыскать в себе причину. Но теперь это уже не важно. Осталось лишь решить наконец, какой же была твоя жизнь, чтоб умереть с чистой совестью. Вдруг ты с замиранием сердца понимаешь, что решение можно принять любое. Как ты окрестишь прожитую жизнь, так она и будет называться, если о ней можно будет вспомнить когда-нибудь. Покрутив ещё раз в мыслях калейдоскоп памяти, ты, титаническим усилием выдавив на лице улыбку, говоришь себе мысленно: "Всё-таки моя жизнь была неплохая. Чертовски неплохая!"
Вот и всё. Теперь смерть - лишь вопрос времени. Но время идёт, а ты всё никак не можешь уйти в мир иной. Почему? Кажется, град перестал падать. Он оставил свою жертву медленно умирать от отчаяния и одиночества на этой, богом забытой, пустоши. Обездвиженный, израненный, мокрый до нитки человек лежит на земле, почти, как мёртвый.
За последние несколько минут ты понял больше, чем за всю свою жизнь. Тебе стало досадно. "Почему же я не понял этого раньше? Почему не потратил время с пользой?" - спрашиваешь ты себя и, конечно, не находишь ответа. Наверное, жизнь не предназначена для того, чтоб что-то в ней понимать, или это просто твоя жизнь не была предназначена для этого. Ты лихорадочно пытаешься наверстать упущенное, стараешься понять то, чего не сумел или, точнее, не пытался понять в прошлом. Смерть медленно подбирается к тебе, хочет зацепить своими когтистыми пальцами. А ты отгоняешь её прочь. Теперь, твёрдо и бесповоротно решив, что прожитая жизнь была хорошей, ты не хочешь её отпускать от себя, но всё-же с течением минут хватка твоя постепенно слабнет, огонь в душе угасает. Ты шепчешь себе, желая отыскать ответ: "Неужели меня просто не станет? Неужели смерть - это полный и абсолютный конец? Неужели?!"
Отсрочивая одной лишь силой воли свою неизбежную кончину, ты пытаешься понять, что ждёт тебя за чертой. Ты хочешь понять это не умерев, ты хочешь узнать это ещё при жизни.
Вот уже, не в силах удерживать в себе больше, ты отпускаешь свою короткую, как вспышка молнии, жизнь. Тебе представляется тёмная, непроглядная пустота. Смерть налетает на тебя, словно ночная ведьма, словно стремительный смерч, словно обезумевшая толпа фанатиков. И мгновенно забирает тебя с собой. Но в последнюю секунду ты осознаёшь единственную и абсолютную истину твоей жизни и мысленно прошепчешь её себе на прощание: "Я существую... Я существую... Я существую..." Видение смерти растаяло столь же мгновенно, как и появилось. Смерти нет и не было, ибо истина - бессмертна. Всё кончилось. Всё и не начиналось.
И вот ты уже умер. Умерла твоя личность, умерло твоё "Я". Ты стал свободен, остался существовать в истине. Ты существуешь, тебя не может не быть. Если твоя жизнь была ложью, то это была хорошая ложь, потому что ты так решил. Перед тем, как позволить жизни исчезнуть, ты осознал себя.
Ты есть истина.

@темы: Я существую

14:26 

"Бездонное счастье" или "Путешествие лучика"

Миром правит справедливость.
Всем известно и понятно, что свет – самое быстрое существо во вселенной. Ой, может, говорить об этом слишком рано? Давайте, сначала разберёмся с тем, что же такое вселенная. Вселенная – это пространство, прежде всего, а также всё, что есть в этом пространстве. Но только лишь одно пространство? Может, два? Или ещё больше? Ах, ладно, не в этом суть. Вселенная охватывают всю материю, которая есть в пространстве – живую и неживую. А можно ли вообще разделить материю на живую и неживую? Ведь фактически вся материя мёртвая. Или, может, вся материя живая? Можно ли сказать о каком-то предмете, что он неживой, только потому, что мы не можем зафиксировать в нём жизнь? Если ты чего-то не видишь, вовсе не значит, что его совсем нет. Но люди почему-то твёрдо решили, что во вселенной только одно пространство, а материя, в которой они не могут найти признаки жизни (которые они сами, кстати, и выдумали) является неживой. Не думается ли вам, читатель, что люди чрезмерно самоуверенны? Эх, кажется в этом маленьком предисловии слишком много вопросов, на которые трудно найти ответ. Сказка моя, всего-навсего повествует о счастье. Вернёмся к свету. Свет – самое быстрое, что есть во вселенной (хотя, это может быть и не так, неизвестно). Считается, что свет – это неживой вид материи. Но, ведь мы можем верить в то, что больше нравится. Как бы то ни было на самом деле, мы можем представить себе что угодно, так что пусть свет будет живым.
Жил-был на свете лучик. Он был очень одинокий. Все его братья и сёстры столкнулись о какие-то планеты, астероиды, угодили в чёрные дыры, отразились от поверхности какого-то океана, впитались в зелёные лисья растений, став их жизненной энергией, в общем – покинули его. Только один лучик никак не мог найти себе пристанище в просторах космоса. Он нёсся и нёсся, с огромной скоростью, но ничего не встречал. Все планеты, астероиды, звёзды, туманности, чёрные дыры пролетали мимо него, точнее это он пролетал мимо них. А изменить свою траекторию он не мог, потому что лучики летят только по прямой, такой уж у них удел. Лучики могут изменить направление полёта только, если отразятся от чего-нибудь или если их будет притягивать чёрная дыра. Для лучика самая лучшая судьба – это стать энергией жизни, для того лучики и существуют, чтоб помогать жить и радоваться жизни. О жизни самих лучиков мать-звезда не очень позаботилась, она просто не могла этого сделать, их слишком много, и все они слишком быстрые. Лучик плохо помнил своё детство, это было очень давно. Хотя иногда он ударялся в воспоминания во время своих долгих скитаний по необъятному и холодному космосу. Он вспоминал, как зародился в самом сердце своей матери, как медленно и настойчиво пробивался сквозь плотный раскалённый газ внутри звезды, он вспоминал, что там было тепло и светло и что тогда рядом с ним было много других таких же, как он, лучиков света. Пока он был внутри звезды он имел очень маленькую, для света, скорость, потому что там, в звезде, очень плотный газ, который сильно тормозит юные лучики, но всё же они не сдаются и идут всё ближе и к ближе к короне. Считается, что детство лучика кончается тогда, когда он покидает родную звезду и отправляется в космос. Лучик не помнил того, как покинул свою мать, только смутно припоминал, что внезапно всё вокруг стало прямой противоположностью того, что было. В звезде было тепло, светло и наполнено плотным газом, а в космосе было холодно, темно и очень пусто. Большую часть своей жизни лучик провёл в космосе, его жизнь сложилась слишком уж скучно. Он не отражался от поверхности планет, не впитывался в листья растений, не погиб в чёрной дыре и вообще на своём пути почему-то до сих пор не встретил ни одного препятствия. Некоторые из его родных попали в чёрную дыру, лучик очень сочувствовал им, попасть в чёрную дыру – печальная кончина для света, лучики сначала очень страшно искривляются от притяжения массивного объекта, а потом и вовсе гаснут, угодя туда, от чёрной дыры ничего не отражается. Но теперь, когда лучик остался совсем один в космосе он был бы не против даже такой перспективы. Но судьба оставалась беспристрастна к нему, и на пути лучика не встречалось ничего. Шли световые годы… они исчислялись теперь уже не в десятках и сотнях, а в тысячах и десятках тысяч. Лучику временами становилось совсем грустно, он не понимал, почему космос так жесток к нему. Может, он слишком маленький, а космос слишком огромный? Или это просто злой рок? Бедный лучик не мог найти ответа, ему очень хотелось совершить что-нибудь в своей жизни, но жизнь не предоставляла ему такой возможности. А умереть лучик тоже не мог, потому что полностью погаснуть может только тот луч, кому посчастливилось стать жизнью или тот, кого притянула дыра. Долго и безуспешно путешествовал лучик по пространству и не находил себе приюта, световые годы ему стали казаться минутами, а тысячи световых лет – днями. Шли и шли его минуты, дни, года. Если бы лучи умели стареть, то лучик бы давным-давно состарился и стал бы старейшиной среди лучей. Лучик, возможно, даже пережил свою мать-звезду. Одиночеству лучика не было пределов… И вот, однажды лучик стал замечать, что планеты и звёзды перестали проноситься мимо него. Сначала ему подумалось, что он покинул очередную галактику, тогда он стал ждать, когда он встретит новую и снова полетит сквозь нее напрямик. Но время шло, а он всё не видел вокруг ничего, кроме черноты космоса, которую он, само собой, не мог разогнать. Пространство стало совсем холодным, а лучик согревал его. Лучику показалось то, что, если пространство вокруг станет полностью холодным, достигнет абсолютного нуля, то он остановится и погаснет. Но, может быть, лучики вообще никогда не останавливаются? Прошло ещё много световых лет, и лучик осознал, что он покинул пределы вселенной. А это означало, что теперь он точно ничего не встретит на своём пути. Теперь лучик остался совсем один. Его жизнь, казалось бы, полна изменений, хотя-бы потому что лучик постоянно двигается, не стоит, просто не может стоять на месте. Но, в сущности, его жизнь до невероятного однообразна. Лучик никогда не меняет своего направления, никогда не меняет своей скорости, никогда не встречает ничего на своём пути, ни от чего не отражается, ничего не освещает. С течением световых лет ничего не изменяется в жизни лучика. Поначалу лучик задумывался над тем, что встретит за пределами его вселенной, может быть, какую-то другую вселенную? Но если это произойдёт когда-нибудь, то произойдёт нескоро. Вскоре лучику наскучило задумываться над чем-либо вообще. Всю свою жизнь, все свои действия лучик нарёк бессмысленными. Такими они и были в действительности. Существование лучика не имело никакого смысла и никакой пользы. Но, какое-то время спустя лучик стал замечать за собой, что он постоянно что-то чувствует. Что-то тёплое и полное, но это никак невозможно было ощутить материально, ведь вокруг была лишь пустота. Однако, это нечто постоянно было с ним, оно, даже скорее, было им. Оно не давало ему думать о чём-то плохом, оно не давало ему грустить. И однажды лучик подумал, что именно так, должно быть, выглядит счастье, хотя он совсем по-другому его представлял. Но лучик не мог понять, в чём причина этого счастья и в чём это счастье вообще состоит. Но его не могло не быть, лучик чувствовал, что оно настоящее. Лучик знал, что у его путешествия нет цели, нет назначения, и не будет результата, так откуда взяться счастью в такой бессмысленной жизни? Этого постичь лучику не удалось. Просто он было счастлив. У счастья лучика не было ничего: не было причин, не было смысла, не было пользы, не было цели, не было результатов… не было пределов. И путешествие лучика существовало лишь ради самого себя, ради собственного существования. И шёл лучик по дороге своей жизни лишь ради самой этот дороги, а не ради её окончания. Окончания у дороги лучика просто нет, и потому окончания счастья лучика просто нет. Лучик всегда мечтал обрести счастье и нашёл его внутри самого себя, ему потребовалось преодолеть огромное расстояние и потратить очень много времени прежде чем осознать это. И счастье лучика, в котором нет ничего, кроме его самого, было не просто глубоким, оно было бездонным.

Лучик никогда больше не расставался со своим счастьем, бессмысленным, беспричинным и бездонным. «Я продолжу своё путешествие!» - сказал он мне на прощанье и покинул пределы моей вселенной.

@темы: "Поучительные рассказы", Сказки

13:03 

"Задумчивый свой взор, задумчивый свой вгляд..."

Миром правит справедливость.
Я к небу устремила задумчивый свой взор,
Там облака рисуют причудливый узор,
И птица обернётся валькирией однажды,
А туча утолит засохшей почвы жажду.

Я в звёзды устремила задумчивый свой взгляд,
Я долго наблюдала прощальный звездопад,
Я видела комету, несущуюся в даль
И чувствовала космоса глубокую печаль.

Я в землю устремила задумчивый свой взор,
Под твёрдыми пластами подземный был простор,
Там в темноте беззвездной стояли сталактиты,
И росписи на стенах людей давно забытых.

Я к морю устремила задумчивый свой взгляд,
А море сотрясал вновь громовой раскат,
Под толщей вод, там в бездне прозябают
Подводные секреты, которых не узнают.

Я в горы устремила задумчивый свой взор.
Не видела я прежде таких прекрасных гор!
Высокие вершины, покрытые снегами,
Стоят, уже забытые друзьями и врагами.

Я к людям устремила задумчивый свой взгляд,
Я видела на людях их вечный маскарад.
За счастьем, словно тени, в погоне все они,
Растратив на погоню все жизни своей дни.

Я к Будде устремила задумчивый свой взор,
И в мраморных глазах увидела укор.
Я монастырь покинула с несбывшейся надежной,
В дырявых башмаках, в потрёпанной одежде.

Я к миру устремила задумчивый свой взгляд,
Я видела: народ мне всё-таки был рад.
Брожу я по земле, неся благословение,
Даруя людям радость, а себе - смирение.

@темы: Стихи, Творчество

12:55 

Полёт. (довольно большой фрагмент)

Миром правит справедливость.
Таи бежала настолько быстро, насколько могла, ей всё время казалось, что она не успеет. Шаги гулким эхом отдавались по коридору, сводчатый полок, казалось, норовил рухнуть сверху вниз, и от этого она бежала ещё быстрее. Коридор кончился поворотом, она свернула направо, потом ещё раз направо. Впереди показалась дверь комнаты, Таи из последних сил прибавила скорости, рывком открыла дверь и резко остановилась на пороге. В маленькой комнате было четыре человека: магистресса Анна, мастер Моа, мастер Алан и Светоний. Они все замерли, повернувшись к Таи лицом: их разговор был только что прерван её вторжением. Таи тяжело дышала, стояла на полусогнутых ногах, руками опираясь о колени.
Первой опомнилась Анна:
- Что ты тут делаешь? Ты должна быть в лазарете.
Она открыла, было, рот, но мастер Моа, угадав её мысли, громко и чётко сказал:
- Ты с нами не полетишь!
не слишком много, но глаза советую пожалеть

@темы: Фрагменты

09:13 

Осень (Импрессионизм)

Миром правит справедливость.
Жухлые листья под тонким туманом.
Выцветшие небеса.
Воздух пьянящий, как запах дурмана.
Далёкие голоса.
Золото, зелень, багрянец деревьев.
Листья на мокрой земле.
Сырость. Потерянные птичьи перья,
Испачканные в золе.

Робкая боль, глубинное счастье,
Спокойствие на душе.
Древние горы у снега во власти
С подножия до вершин.
Горечь запаха хризантемы.
Мой потревоженный слух.
Жидкий туман, серые стены.
Томный розовый дух.

@темы: Стихи, Времена года, Творчество

09:10 

История войны.

Миром правит справедливость.
Сижу я в тёмном подземелье
Держу в руке перо,
В тесной и холодной келье
Мрачно и сыро.
Я летопись пишу в тенях
Уже который день.
Слова мои о старых днях -
И это тоже тень.

Всё началось давным-давно,
Уж двести лет назад,
Но и в то время всё равно
Стоял Великий Град.
читать дальше

@темы: Творчество, Фрагменты

18:02 

Сказка о двух ветрах

Миром правит справедливость.
Сказка о двух ветрах


Как-то раз в далёкой-далёкой стране встретились два сильных ветра. Оба они были вольные, быстрые, сильные и могучие, оба они гуляли по небесам так, как им вздумается, и бродили по тем краям, куда даже птицы не залетали. И решили они определить, кто же из них всё-таки сильнее. Северный ветер был холодным и колючим, южный - засушливым и пыльным. Оба они были быстрыми и сильными, и никто из живых тварей никогда не бросал им вызов, никто никогда не соревновался с ними, и потому решили они соревноваться друг с другом. Говорит северный ветер южному:
- Я, брат мой южный, смогу тяжёлые тучи нагнать с самого севера, и снег выпадет посреди лета!
- На словах ты хорош, северный собрат мой! Да ты на деле докажи! - ответил его южный брат.
И тогда нагнал северный ветер туч, и яркие вспышки молний засверкали над небосклоном. Ветер гнал и гнал тучи, сгибал деревья, срывал флаги со шпилей. Небо было полно серой мглы и легионы снежных туч двигались по нему, всё набирая и набирая скорость. И тьма шла вместе с ними, огромная чёрная тень накрыла поля, деревни, города, холмы и равнины, похоронив под собой их. Северный ветер кричал о том, как он силён от азарта и дикого желания показать себя. А люди, жители деревень и городов, не понимали ничего это, они слышали лишь дикий вой северного ветра. А тучи, между тем, сгустились плотно-плотно, и посреди лета выпал снег. Снег падал и падал беспрестанно три дня и три ночи, после чего северный ветер начал постепенно стихать. У людей погиб скот и урожай, в мгновение ока зажиточные крестьяне обеднели из-за внезапно обрушившегося на них стихийного бедствия.
Северный ветер спросил у южного:
- А ты, как сможешь показать себя, брат мой?
На что южный ветер ответил:
- А я смогу высушить весь тот, снег, что нагнал ты и того больше! Я высушу всё водоёмы, пруды, озёра, речки и речушки на сотни километров вокруг!
И стал потихоньку завывать южный ветер на равнинах, принёс он жаркий воздух с юга и разогнал всё тучи и облака в небесах. Он не давал ни одной капле воды упасть с неба на землю людскую. Каждый день всё больше и больше горячих воздушных масс он приносил с далёкого юга. А солнце беспрепятственно и немилосердно палило землю. И стали постепенно осушаться все водоёмы, реки и родники. Самые полноводные озёра превратились в всего-навсего небольшие мелкие прудики, а потом и они исчезли. Наступила ужасная засуха. Людям не хватало воды даже для питья, не то, что для орошения полей. Поля иссохли и превратились в солончаки, даже колючки перестали расти на тех землях. Только самые глубокие колодцы ещё давали какую-то воду, на которой едва могли выжить оставшиеся деревни. А южный ветер сказал свою брату:
- Погляди, северный брат, как я сумел! Ты-то уж точно так не сможешь!
А северный ветер отвечал:
- А я в противовес твоим деяниям затоплю эту землю и сделаю здесь море!
И снова стал нагонять северный ветер тяжёлые грозовые тучи. И грянул гром, и полилась на измученную жаждой землю огромными потоками вода с небес. Дожди шли, не переставая несколько месяцев, за это время засушливый край превратился в огромное море. Правда, неглубокое. Жители деревень спасались бегством, уплывали на самодельных плотах, забирая своё последнее имущество. А огромные потоки воды и грязи сносили дома, деревья, попили под собой людей. А вода, как будто бесконечная, лилась и лилась с неба, и северный ветер выл, ревел и дул, что есть мочи. И, когда, наконец, тучи рассеялись, северный ветер сказал:
- Глянь-ка, южный ветерок, как я сумел сделать! Это посильнее твоей засухи будет!
- Ах так! Ну вот, когда люди вернуться и снова будет распахивать поля, тогда и посмотрим! Ведь, когда твоя вода уйдёт в землю, тут останется толстый слой ила, который очень плодородный. Людишки это любят, когда они взрастят новый урожай, тогда увидишь, как я умею! - сказал южный ветер.
Спустя год люди вернулись на те земли и снова стали распахивать поля, выводить скот и строить дома. Хороший урожай не заставил себя ждать и тогда-то южный ветер сказал:
- Смотри, северный брат, как я умею!
И нагнал южный ветер с далёких южных стран полчища саранчи. Огромная туча насекомых уничтожала всё, что встречала на своём пути. Саранча безжалостно пожирала молодые побеги, листья деревьев и недавно взращённую пшеницу на полях. Люди закрылись в своих домах и с ужасом наблюдали происходящее за окном. Саранча опустошила всё поля и сады, оставив несчастных людей только с голыми деревьями да опустевшими полями.
Сказал северный ветер своему брату:
- Да, ты хорош, я бы так не смог. Но только северный ветер бывает таким напористым, чтоб сломить вековые деревья! Смотри же, брат южный!
И стал северный ветер дут так напористо, что огромные деревья - дубы и тополя стаи валиться на землю и разрушать дома жителей. Долго дул ветер не переставая, пока не повали все до одного деревья в округе.
Тогда южный брат сказал ему:
- А я принесу сюда тонны песка и глины и сделаю это место пустыней!
И стал южный втер приносить песок с юга и заметал деревни, превращая дома в песчаные дюны. Приносил южный ветер песок до тех пор, пока крыши последних домов последних деревень полностью не скрылись под песчаным слоем. Тогда сказал ему северный брат:
- А я мигом твой песок смету!
Обернулся он могучим смечем и стал сметать песчаные дюны.

Всё это безумие продолжалось восемь лет. Люди, вынужденные уйти с родных земель, которые принадлежали ещё далёким предкам их племени, пошли просить помощи у богов. Они бродили от капища к капищу и просили светлых богов усмирить разбушевавшиеся ветры.
Когда люди, в очередной раз с робкой надеждой на избавление от бедствий, вернулись на старые земли, северный и южный ветер вздумали дуть друг другу навстречу. Страшные беды разразились из-за этого. Но боги услышали мольбы людей.
Пришла как-то раз в одну деревню на той земле путешественница. Она была одета в рваную серую робу и носила капюшон. На лицо она была красива, а волосы у неё были золотистые, и носила она их длинными. Путешественница остановилась на ночлег в одном из домов и попросила у хозяев немного воды и хлеба на дальнейший путь, но хозяйка отвечала ей:
- Эх, милая, если бы у нас хоть что-нибудь для тебя было… У нас ведь и вода чистая водится нечасто, куда там хлеб! Мы очень бедны.
- А из-за чего? - удивилась гостья, - Я слышала, что это богатый и плодородный край.
- Был когда-то, - отвечала хозяйка.
- Да только проклятые ветры на нас напали, убили они всё наше богатство! - добавил хозяин.
Гостья призадумалась немного и сказала:
- А если я изгоню злые ветры отсюда, вы найдёте мне хлеба и воды? Путь мой предстоит долгий, а припасы у меня на исходе.
Но хозяева только рассмеялись нелепому предложению:
- Ну как же ты, молодая девушка, изгонишь ветры с нашей земли? Это не сумели сделать даже лучшие шаманы нашего племени.
- Я попробую, - ответила она.

Следующей же ночью разбушевались ветры, и гостья пошла с ними бороться.
Никто не видел, что она делала там, на равнине, где ветры сцепились в схватке. Но, по слухам, она сумела сделать такое, что не сумели все шаманы племени вместе взятые. Она вызвала и подчинила себе сильнейших духов природы, сильнейших духов ветров и заставила их усмирить злые ветры навсегда.
Она сильно устала после этого, но была очень рада своей победе. Ставшие озлобленными из-за вечных бед, жители деревни смягчили свои сердца, мало того - она стала героиней тех мест. Они собрали ей столько хлеба, сколько сумели найти во всех домах и не поленились сходить за чистой водой к далёкому колодцу. Жители деревни были бесконечно благодарны ей и решили, что её им послали боги.
Девушка, поблагодарив их за всё, продолжила своё странствие. А ветры никогда больше не беспокоили жителей тех мест.

То было второе из Деяний Энналай.

@темы: Сказки, Фрагменты

07:22 

Дарва Нуан-Кера

Миром правит справедливость.
Соколом в народе прозвался он,
Слушал лишь деревьев печальный стон,
Бродит по местам заболоченным,
Тёмный, точно дом заколоченный.

Хмурый, как осенние сумерки,
Люди для него точно умерли.
Он на дальнем севере родился,
С Последних Гор далёких спустился.

Соколом проскользнул он в Империю,
Никогда не стоял перед дверью.
Он жевал тимьян да полынушку,
Видел в них родную кровинушку.

Во дворце чужеземцу дали почести,
Но он предпочёл одиночество.
Ранним утром дворец он покинул,
Говорили, что в горах он сгинул.

Он взобрался на скалы усталые,
Пил чистую воду талую,
По ночам наблюдал за звёздами,
Ну а днём отдыхал под берёзами.

На оленей, бывало, охотится,
Иногда богам светлым молится.
Он вернулся однажды из странствия,
Чтобы выполнить дело опасное.

Про него ходили странные слухи,
Будто ему подчиняются духи.
Что за человек он был полудикий?
Что за горец он бледноликий?

Говорил всегда тихо и вкрадчиво,
Сокол спас всю страну от захватчиков.
А когда от ран он оправился,
На далёкий запад отправился.

@темы: Творчество, Стихи, Фрагменты

18:21 

Страна закрытых дверей.

Миром правит справедливость.
Страна закрытых дверей.


Жила-была на свете девочка. Она всю жизнь была маленькая, до тех пор, пока не стала немножко побольше. У неё ничего не было кроме туфелек, платьица и банки, уже наполовину съеденного, абрикосового варенья. Девочка бродила по полям, то там, то сям. Она была такая милая и добрая, что жители деревень и городов, мимо которых она ходила, всегда старались ей чем-нибудь помочь. Ночевала девочка всегда под звёздами, в поле. Однажды девочка проснулась в другой стране. Это была не волшебная страна, а просто другая странная и какая-то нереальная страна. Девочка долго-долго бродила по этой стране и искала способ из неё выбраться, но, куда бы она ни шла, она не могла найти выход. Страна была похожа на облака, в которых были двери.­­ Двери были повсюду, они были все похожи, но каждая чем-то отличалась от другой, эти двери били внизу, вверху, справа, слева, впереди и сзади. Девочка дёргала одну дверь за другой, но ни одна из них не поддавалась. В конце концов, девочка совсем обессилила и, упав на колени, начала плакать. Она плакала долго и надеялась, что, открыв глаза в следующий раз, она окажется на том поле, на котором уснула последний раз. Но этого не происходило, когда она снова открывала глаза, они видела всё те же закрытые двери.
Когда она выплакалась, она снова попыталась открыть дверь, но на этот раз она не с силой дёргала за ручку, а просто постучала. На её удивление дверь открылась. Из неё вышел человек, не молодой и не старый, одетый в тряпьё.
- Дядя, а ты кто? - спросила девочка.
- Я твой сторож, - ответил человек.
- А почему ты именно мой сторож?
- А чьим я ещё могу быть сторожем, кроме тебя? У других свои сторожа.
- А что ты сторожишь?
- Тебя и твои двери.
- Какие двери?!
- Твои двери. Все эти двери - твои двери.
- Мои? - удивилась девочка, - но почему я не могу их открыть, если они мои?
- Потому что у тебя нету ключей к ним.
- А где мне взять ключи к ним?
- Это нельзя быстро рассказать, - ответит сторож.
- А ты расскажи не быстро, ты расскажи долго, - настаивала девочка.
- Ну, хорошо. Сейчас ты находишься в стране закрытых деверей, которая лежит в тебе. Ты - страна закрытых дверей. Вот если бы ты была повзрослее сейчас, то некоторые двери были бы открыты.
- Почему?
- Потому что это твои двери. Запомни: Ты - страна закрытых дверей. Люди бродят по миру снаружи, не замечая, что есть мир внутри, внутренняя бесконечность столь же бесконечна, как и бесконечность внешняя. В странствиях по миру снаружи люди находят ключи к некоторым своим дверям и получают то, что за ними, но сами люди почему-то думают, что они находят не ключи, а то, что таится за дверью, они просто не понимают, что всё время носят это с собой. Каждый человек сам выбирает, какую дверь ему открыть. А ключи от дверей можно отыскать не выходя из дома, для этого не обязательно бродить по свету.
- Правда? А что таится за дверями?
- За каждой - что-то своё. Знания, способности, сила и очень многое другое.
- Скажи, дядя сторож, а можно мне открыть все мои двери? - спросила девочка у сторожа.
- Да, конечно, милая. Ведь ты можешь выбрать и такой вариант тоже, - ответил сторож.
- А если я их всех отрою, что тогда?
- Тогда ты станешь страной открытых дверей.
- А где мне взять ключи от них всех?
- Милая, люди не видят дальше собственного носа, и они получают ключи от своих дверей только тогда, когда ключи лежат в пределах их кругозора. А вот я бы посоветовал тебе посмотреть себе под ноги, - сказал сторож.
Девочка посмотрела себе под ноги и с удивлением обнаружила, что там лежит большая связка ключей. Она подняла эту связку и осмотрела её. Связка была тяжёлой и на ней было огромное количество разных ключей: маленьких и больших, золотых, серебряных и медных, грубых и резных и очень, очень многих других.
Девочка бросилась открывать двери. Она всегда с первого раза подбирала к ним ключи. Она открывала одну дверь за другой, а ключи в связки были, словно бесконечными. Ей казалось, что закрытые двери никогда не кончатся, но с каждой открытой дверь она всё больше и больше становилась Человеком. Из каждой открытой двери её окатывало чем-то невесомым нереальным, великим и маленьким и нельзя было как-то измерить это. Она открывала двери долго-долго, и вот однажды она открыла все.

Никто не знает, что стало с той девочкой, иные говорят, что она улетела в небо. Так оно и было, на самом деле, но прежде чем улететь, она написала на камне такие слова:
«Знания есть в самом человеке. Ты - страна закрытых дверей. А ключи лежат под твоими ногами.»
Многие мудрецы и путешественники пытались понять смысл этих слов, но лишь очень немногие додумались внять им, взяв из них лишь к ключ к пониманию того, что каждый человек - это страна закрытых дверей.

Архей

главная